Игорь Цветков - Подводные лодки типа “Барс” (1913-1942). Страница 3

Казалось, ничего не предвещало срывов в сроках их постройки. Дизельные двигатели мощностью 1320 л.с. для первой лодки “Барс” были заказаны германскому концерну “Ф. Крупп” (верфь “Германия”), для двух последующих – заводу “Фельзер и К°” в Риге. Дизели для четвертой лодки должен был изготовить Балтийский завод, который осваивал их производство по германской технологии.

Торпедные аппараты и гребные электродвигатели заказали традиционным поставщикам этого оборудования – заводам “Г.А. Лесснер”, “Сименс и Шуккерт” в Петербурге и “Вольта” в Ревеле. Аккумуляторные батареи производило Общество русских аккумуляторных заводов “Тюдор”, а электрокабели- Общество кабельных заводов в Петербурге.

Общее руководство постройкой было возложено на заведующего отделом подводного плавания Балтийского завода инженера В.Т. Струнникова. Ответственными сдатчиками лодок были молодые, впоследствии хорошо известные инженеры К.И. Руберовский (“Барс”, “Гепард”), Б.М. Малинин (“Волк”) и П. А. Яньков (“Вепрь”).

К началу первой мировой войны готовность лодок Балтийского завода составляла в среднем 40,3%, но согласованные ранее сроки поставки оборудования были нарушены.

Закладка подводных лодок на верфи “Ноблесснер” запоздала ровно на год, но была проведена с большой помпой. Все 12 подводных кораблей заложили одновременно 3 июля 1914 г. Для прибытия в Ревель представителей Морского министерства и других приглашенных на церемонию лиц М.С. Плотников заказал специальный поезд, расходы на который фирма, по-видимому, включила в стоимость лодок. Постройкой лодок руководил Г.Г. Бубнов, который официально числился главным строителем. Ответственным сдатчиком руководство верфи назначило инженера В.В. Борзаковского. Наблюдающим за постройкой от Морского министерства стали штабс-капитан М.М. Обольянинов (по корпусу) и капитан 2 ранга Ю.Б. Маркович (по механической части).

Поставщиками электрооборудования были те же заводы, что и для лодок Балтийского завода, а аккумуляторные батареи заказали наряду с “Тюдором” еще французской фирме “Мэто” (для двух лодок). Дизели мощностью 1320 л.с. поставлял один из учредителей “Ноблесснера” – завод “Людвиг Нобель” в Петербурге.


Закладка четырехъ подводныхъ лодокъ балтійскаго флота. Во время молебствія при закладке. По фот. К. Булла.



Закладка подводных лодок типа “Барс" на Балтийском заводе. 15 сентября 1913 г.


Строительство первых десяти корпусов верфь “Ноблесснер” развернула в 1914-1915 гг. К сборке на стапеле подводных лодок “Угорь” и “Форель” пока не приступали из-за “отдаленности срока сдачи”.

Основной трудностью при постройке этих лодок, как, впрочем, и других, было отсутствие готовых дизельных двигателей. Поставке дизелей, заказанных в Германии, помешала война, а петербургский завод “Людвиг Нобель” не смог быстро освоить производство дизелей большой мощности. В этих условиях министерство вынуждено было отдать распоряжение об установке на первых 11 лодках типа “Барс” дизельных двигателей мощностью 250 л.с., освоенных Коломенским заводом, а также дизелей, снятых с амурских канонерских лодок типа “Шквал”. Еще на четырех подводных лодках предполагалось установить дизели (420 л.с.), закупленные в Америке у фирмы “Нью-Лондон”. Это, безусловно, ухудшало наиболее важные тактико-технические элементы лодок по сравнению с техническими условиями, но другого выхода не было. И только на последних трех подводных лодках планировалось установить штатные 1320-сильные двигатели, производство которых должен был освоить к тому времени завод “Людвиг Нобель”.

Первые две подводные лодки – “Барс” и “Гепард” – Балтийский завод предъявил к испытаниям, как и было запланировано, в июле 1915 г. Они были построены фактически за 24 месяца. Подводная лодка “Волк” тоже была сдана в установленный срок (18 сентября 1915 г.), а вступление в строй “Вепря” несколько задержалось из-за переделок, вызванных результатами испытаний предыдущих кораблей. В 1917 г. Балтийский завод сдал флоту две последние, предусмотренные планом, подводные лодки – “Единорог” и “Змея”.

Испытания лодок проводила комиссия, назначенная Морским министерством 4 июня 1915 г., под председательством контр-адмирала П.П. Левицкого с привлечением представителей Государственного контроля. Лодки испытывались весьма тщательно, несмотря на военное время, некоторые из них проходили испытания в течение нескольких месяцев. Глубина погружения достигала от 27,4 (“Гепард”) до 40,2 м (“Единорог”). Работа дизельных двигателей проверялась в течение шести часов при максимальных оборотах. В погруженном положении проверялись помпы высокого давления системы Клингера, отдача аварийных телефонных буйков, удержание лодки на подводных якорях, время зарядки и разрядки аккумуляторных батарей и другие устройства, фиксировалось время погружения.

7 августа 1915 г. П.П. Левицкий в рапорте Морскому министерству доложил о недостатках, обнаруженных при испытаниях лодок “Барс” и “Гепард”. Конструктивные недостатки, заложенные в самом проекте лодок, были следующими: сильная вибрация корпуса при работе дизелей и гребных электродвигателей, что могло привести к поломкам других механизмов и устройств; чрезмерное низкое расположение бортовых наружных аппаратов Джевецкого, вызывающее даже при небольшом волнении заливание водой верхней палубы; недостаточная прочность палубных цистерн (толщина 3 мм). Как указывал П.П. Левицкий, эти недостатки, свойственные всем лодкам, требовалось немедленно устранить.

Кроме того, комиссия выявила ряд недостатков, допущенных по вине Балтийскою завода: медленное заполнение самотеком балластной цистерны, неустойчивое положение перископов в поднятом состоянии, ненадежная изоляция электровентиляторов и др. Тем не менее подводные лодки “Барс” и “Гепард” были “ввиду обстоятельств военного времени неотложно приняты в казну”.

8 августа 1915 г. с рапортом ознакомился морской министр адмирал И.К. Григорович и потребовал срочно устранить обнаруженные недостатки на лодках “Барс” и “Гепард”, а также учесть их при постройке других лодок.

Доработку по этим замечаниям Балтийский завод начал с подводной лодки “Вепрь”, именно поэтому, как сказано выше, ее предъявили к испытаниям несколько позже.

Диаметр кингстонов средней (палубной) цистерны увеличили до 254 мм. В концевых цистернах устроили добавочное самотечное заполнение, а также установили на всех лодках, за исключением “Змеи” и “Кугуара”, вместо двух четыре центробежных насоса подачей но 900 м3 /ч. При погружении подводных лодок типа “Барс” возникали фонтаны воды, которые сильно демаскировали их, поэтому пришлось изменить систему отвода воздуха от вентиляционных клапанов концевых балластных цистерн. Принятые меры позволили уменьшить время погружения лодок с 2,8 до 2 минут.

Посты управления приводами носовых и кормовых горизонтальных рулей перенесли в центральный пост лодки. Условия обитаемости подводных лодок типа “Барс” были значительно улучшены за счет установки системы парового отопления и пробковой изоляции внутренней поверхности прочного корпуса. “Для лежания на грунте” на лодках установили деревянные кили, а подводные якоря массой 320 (носовой) и 240 кг (кормовой) заменили более тяжелыми – около 1 т.


Подводные лодки типа “Барс” на заводе “Ноблеснер”


На подводной лодке “Вепрь” попытались устроить приспособления для приема на борт мин заграждении, но мины, установленные на проложенных позади рубки по верхней палубе минных рельсах, нарушали дифферентовку, и от этого пришлось отказаться. Тогда на подводных лодках “Барс”, “Тигр” и “Львица” было смонтировано минное устройство иной конструкции. Побортно в районе ограждения рубки установили кронштейны с гнездами для восьми мин, которые крепились ленточными стопорами и отдавались специальным рычагом с мостика. Однако во время войны эти устройства не нашли боевого применения.

11 сентября 1915 г. морской министр утвердил состав артиллерийского вооружения подводных лодок. На каждую лодку устанавливали 57-мм и 37-мм орудия, а также пулемет. Однако такие орудия установили только на “Барсе” и “Гепарде”. “Вепрь”, “Волк”, “Тигр”, “Львица” и “Единорог” были вооружены двумя 57-мм орудиями. Кроме того, “Тигр” и “Львица” имели еще 37-мм зенитные пушки на изогнутой тумбе, размещенные в ограждении рубки. “Пантера”, “Леопард” и “Рысь” получили вскоре 75-мм и 57-мм орудия.

23 декабря 1916 г. состав артиллерийского вооружения но инициативе командующего Балтийским флотом вице-адмирала А.И. Непенина был пересмотрен. Каждая подводная лодка с нештатными малосильными двигателями (13 единиц) получила артиллерию в составе 75-мм, 57-мм, 37-мм орудий и пулемета. Подводные же лодки “Кугуар” и “Змея”, имевшие штатные дизели, вооружили 57-мм орудием (в носу), 37-мм зенитной пушкой (в ограждении рубки) и пулеметом.