Андрей Максимушкин - Виноватых нет. Страница 2

«Надо обойти скользкие темы и культурно послать подальше. Черт возьми, она стала еще красивей!» — вихрем пронеслось в голове. Молодые люди присели за столик мини-кафе. Кибер-официант подкатился к столику и, обиженно гудя, отскочил в сторону, получив увесистый шлепок от Всеслава. Надо же было на ком-то снять стресс. Милана рассмеялась:

— Обиделся, малыш.

— Ну, рассказывай, как ты? — Длинные каштановые волосы застывшей волной легли на точеные хрупкие девичьи плечи. Аметистовая брошка на обтягивающей и переливающейся всеми цветами блузке невольно притягивала внимание Всеслава к чувственным слегка округлым формам ее обворожительной хозяйки.

— У меня все нормально: инженер-консультант, как и планировал, — улыбнулся Всеслав после короткой паузы — все время в командировках. Но как видишь, на жизнь не жалуюсь. Как у тебя?

— Так же как и ты. Работаю экологом, постоянные разъезды. Даже на личную жизнь времени не хватает.

— Не замужем? — Всеслав вопросительно посмотрел в глаза Миланы, уводя разговор от опасной темы. Почему-то он подсознательно не хотел говорить, где работает, а о Милане он мог при желании узнать всю подноготную. Большая часть населения Русколани и не догадывалась, что Большой Информационный Центр ведет подробное досье на каждого гражданина, но Всеславу уже приходилось обращаться в БИЦ с такими запросами.

— Нет, — Милана решительно качнула головой, отвечая на вопрос — нет, рано еще, да и подходящей кандидатуры нет.

— А наш Неждан, помнишь, такой невысокий курчавый, в прошлом году женился.

— Да ты что?! И на ком?

Разговор плавно перешел в тихое безопасное русло школьных воспоминаний и рассказов о бывших одноклассниках. Неожиданно Милана, взглянув на часы, поднялась из-за столика.

— Ой, Всеслав, я совсем с тобой заболталась. Извини, надо бежать — подхватив сумочку, она заспешила к лифту.

Всеслав зачарованно смотрел ей вслед, потом перевел взгляд на часы: «Да, засиделся». Неторопливо поднялся и двинулся к багажному отделению. Достал из отсека увесистый саквояж и, отпихнув ногой не в меру услужливого кибер-носильщика, уверенной походкой направился к сектору таможенного контроля. После быстрого досмотра движущаяся дорожка пронесла Всеслава по туннелю и доставила на 83-ий причал, прямо к борту катера.

— Родионов? — Из люка высунулась голова в пилотском шлеме — быстрее, через десять минут взлетаем.

Тем временем, Милана Ильина, так неожиданно прервавшая беседу с Всеславом, поднялась на шестой уровень в информационный зал и неторопливой плавной походкой вошла в пустую дисплейную кабинку. Быстро нашла нужный рейс.

«Так, 3 катера уже ушли, последний взлетает через 4 минуты. Груз уже на борту» — Милана лукаво улыбнулась, извлекла из сумочки косметичку и несколькими уверенными движениями поправила макияж.

«Дело сделано. Дождусь четвертого, и премия в кармане. Жаль, неловко получилось с Всеславом, он интересный мужчина, вот только слишком ограниченный, приземленный и неудачник» — Милана недовольно нахмурилась, только сейчас она поняла, что абсолютно ни чего о нем не узнала: ни где работает, ни как живет, ни даже что он делал в космопорту. Только женское чутье безошибочно подсказало, что он холост и еще не нашел свою пару.

По дисплею пробежали строчки. Последний бот взлетел, и неф готов идти в рейс. Милана извлекла из кармана телефон и набрала номер.

— Ало, Герман?

— Да, слушаю — на экране возникло лицо, обрамленное окладистой курчавой бородой, делавшей своего обладателя похожим на православного священника.

— Герман, спасибо. Та-акой подарок! Это великолепно! — Милана закатила глаза, демонстрируя высшую степень восхищения.

— Тебе понравилось? — бородач расплылся в улыбке.

— Да, твой компас всегда показывает верный курс.

— Я рад, что тебе понравилось, встретимся на старом месте, у акаций. Пока, миленок.

Всеслав нырнул в люк, на ходу отвечая на рукопожатие.

— Всеслав.

— Глузд старший механик «Компаса», — ответил пилот, закрывая входной люк — бросай чемодан в отсек и давай в кабину.

Всеслав вслед за Глуздом пробрался в рубку и бухнулся в свободное кресло. Сработала автоматика, жестко пристегнувшая Всеслава к креслу. На обширном экране, занимавшем всю переднюю и часть боковых стен, были прекрасно видны космопорт, причальные позиции и застывшие на них боты. Глузд, расположившийся в пилотском кресле, оживленно переговаривался с диспетчером. Шлем на голове пилота глушил все звуки, но по непроизвольным жестам было видно, что разговор идет на повышенных тонах.

Наконец, закончив разговор, Глузд включил двигатели, потянул на себя штурвал, и бот взревев, поднялся в воздух. Изображение космопорта на экране сместилось в низ, открывая бескрайнюю степь, окружавшую Почайну. Катер набрал скорость, и степь исчезла, сменившись облачной пеленой. За считанные минуты они вырвались из объятий атмосферы, и взгляду открылась яркая светящаяся мириадами звезд бездна. На миг почудилось, что они падают, погружаются в эту бескрайность. Внизу, на голубом фоне планеты проплыли два силуэта кораблей. Бот летел вперед, и через десять минут на экране вырос полукилометровый шар «Компаса». Резкое торможение и катер нырнул в открывшийся портал посадочной палубы.

— Все, приехали — Глузд хлопнул пассажира по плечу — мы дома.


Всеслав быстро познакомился с малочисленным экипажем нефа: капитан, штурман, радист, четыре судовых механика и два энергетика. Всего девять человек. Кроме Родионова был еще один пассажир Влад Игонин. Добродушный гориллообразный здоровяк сопровождал груз швейного оборудования с Винетты на Ирий. Влад был ужасно рад появлению на борту еще одного, как он выражался, «бездельника» и уже через два часа после знакомства, после обязательного представления капитану и вселения в чуланоподобную каюту, Всеслав и Влад с азартом стучали костяшками домино в кают-компании.

«Компас» продирался сквозь неевклидову метрику надпространства, пожирая парсек за парсеком. Серые однообразные дни на борту судна тянулись один за другим. Экипаж, занятый своим делом, практически не общался с пассажирами, только капитан Игорь Викторович подтянутый жилистый седовласый уроженец Ирия по утрам завтракал в обществе Влада и Всеслава. Все остальное время они были предоставлены сами себе, и само собой быстро нашли общий язык и даже сдружились. Кроме того, Всеслав, прекрасно знакомый с корабельной скукой, прихватил с собой хорошую библиотечку и убивал время чтением.

Однажды, это было на пятый день полета, Влад без стука вломился в каюту к Всеславу, увешанный коробками с кристаллофильмами и переносным голопроектором в руках.

— Слушай, нужна помощь — раздалось вместо приветствия — сюжет встал. Подкинь пару идеек.

— Рассказывай — Всеслав оторвал голову от кровати, с нескрываемым интересом разглядывая взволнованную физиономию визитера.

— Дело такое… — Влад бесцеремонно занял проектором свободный угол и повернулся к Всеславу. Оказалось, что Влад увлекается любительской видео-анимацией (компьютерное моделирование фильмов), его Фильм «Сиреневая осень» даже занял призовое место на ежегодном фестивале анимации на Винетте. Сейчас Влад отчаянно мучился над детективно-приключенческим шпионским боевиком. Вот так, не больше и не меньше! Но сюжет дальше не идет и требуется свежий неискушенный взгляд человека далекого от искусства. Всеслав с энтузиазмом согласился помочь, и друзья расположились на койке, глядя на голопроектор.

Вспыхивали взрывы, крошились стены, зловеще извивались затянутые ядовитым дымком коридоры. Главный Герой мужественно расстрелял в упор жутковатую бронемашину, бессмысленно палившую из орудий по стенам мрачного каземата. Бросил мимолетный взгляд на индикатор боезапаса своей плазменной винтовки «Аргумент» («Хорошая штука, в основном применяется штурмовыми и десантными частями» — подумал Всеслав.), небрежным движением закинул оружие за спину и, смахнув со лба капельки пота, как бы случайно повернулся к зрителям. Красивое мужественное лицо озарилось белозубой улыбкой.

— Смотри, — Влад с размаху хлопнул друга по спине, так, что тот поперхнулся — он выполнил миссию, нашел кристалл с чертежами новейшего истребителя Альянса, прорвался на подземную космобазу. И все!

— По-моему, потрясающий хороший зрелищный фильм — Всеслав незаметно показал язык, застывшей на проекторе героической улыбке. Это же надо! Сохранить способность улыбаться после получасового бега с препятствиями с тяжеленным «Аргументом» в руках! Это надо уметь! Сибирцев в свое время прошел курс боевой подготовки в отдельной десантной бригаде «Гамаюн» и на своей шкуре познал, что после таких упражнений не только улыбаться, жить не хочется, а на лице застывает зверская маска голодного крокодила.