Людмила Козинец - Завтра - ничего. Страница 8

Сам факт существования хорошо вооруженной и никому не известной группы был сенсационным. В бреду боевик назвал и примерные координаты базы на скалистом островке.

Утром боевик скончался. Медики затруднялись определить причину смерти. Похоже было, что он просто остановил дыхание.

Их обложили, отрезав все пути к отступлению. Сторожевые катера утюжили море вокруг островка. Над катерами бились на ветру бело-голубые вымпелы соединенных войск.

Десант высадился, рассыпался цепью и залег. Над островком прокатился жестяной голос, который на шести языках предложил сдаться.

Группу прижимали к морю. Уйти было невозможно - из всех транспортных средств остался только глиссер "Пента" - пластигласовая скорлупка с мощным мотором.

Первый пикет - Эс и Эйч - залег у подножия скалы, запиравшей бухту.

Второй пикет - чуть выше. Там были Джей и Ти. И почти у самой вершины - Би, Кей, Ди, Чико. За спиной - обрыв и море...

Им еще раз предложили сдаться. В ответ - молчание. И цепь десанта медленно двинулась, заворачиваясь угрожающим полукольцом.

Ди вымерил глазом дистанцию, лег, провел стволом автомата "Узи" вправо, влево, отмеряя линию огня. Придвинул ближе запасные рожки, неторопливо выложил на плоский камень ребристые гранаты, тускло отсвечивающие зернистым зеленым блеском. Прикинул на ладони смертоносное яйцо, размахнулся, примериваясь. И замер, ожидая.

Кей смеялся. Он тоже приготовил гранаты, перебрал рамки с патронами, наполнил запасные магазины. А потом извлек из-за пазухи тяжелый незнакомый пистолет с коротким толстым стволом. Пистолет выглядел странно - он был словно бронированный. На рукояти синим огоньком мерцал индикатор.

Чико вытянул шею, разглядывая "пушку". Би тоже посмотрела, прервав свое занятие,- она набивала патронами барабан американского полицейского кольта. Взвесила на руке пистолет, рассмотрела выдавленное клеймо "Калифорния" и покачала головой:

- Ну, Кей, это лишнее...

- А что? Как у них поется, - Кей кивнул в сторону Чико,- "это есть наш последний и решительный бой".

И тут он увидел, что Чико безоружен. Секунду глядел на него, сдвинув брови. Потом сказал:

- Эй, парень, ты что - намерен разыгрывать из себя голубя-миротворца? Может, тебе ветвь оливы требуется?

- Постой, Кей. Это дело наше, а причем тут он? Уходи, Чико, шанс есть. В гроте под берегом - вон там - стоит глиссер. Кей, дай ему ионообменные пленки. Пусть попробует отсидеться под водой. Или пусть пытается прорваться через пролив.

- Нет, - отказался Чико.

Первый пикет принял бой. Стреляли прицельно, короткими очередями. Берегли патроны.

Но силы были слишком неравны. Через двадцать минут первый пикет смолк. Вступил второй. Открыл огонь Ди...

Когда за камнями мелькнули на мгновение фигуры десантников, Кей швырнул гранату. В узком ущелье она взорвалась оглушительно, свистнули осколки, сверху полетела каменная крошка. Би вскинула автомат.

Они бились с отчаянием обреченных. Когда кончились патроны, Кей обеими руками поднял тяжелый пистолет. Чико показалось, что из дула вырвался синий луч, ударил в скалу над цепью десантников и рассыпался ослепительной звездой. Лицо Кея дергалось мучительной гримасой, он ругался сквозь зубы. Атака десантников захлебнулась. Пользуясь минутой затишья, Кей обернулся к Чико и крикнул:

- Уходи! Какого черта! Уводи Би! Она сумеет начать все сначала.

Чико не раздумывал больше. Он вскочил, пригибаясь, схватил за руку Би, и они вместе скатились в расщелину, ведущую к морю. За их спинами с новой силой вспыхнул бой. Кей прикрывал отход.

Би пыталась сопротивляться. Но Чико тащил ее напористо, стремительно, вдруг поверив вспыхнувшей надежде. Они проскочат! Тем более, что катера оттянулись по фронту, поддерживая десант. Если же их обстреляют, то можно имитировать попадание, перевернуть суденышко, а самим уйти в воду - пленки есть. А потом он попытается убедить Би в том, что дело, которое она затеяла и за которое кладут сейчас головы Кей, Ди и другие ребята,- дохлое. Тем более, что Чико прекрасно известно настоящее дело, в котором очень пригодились бы руки и голова этой непонятной, невероятной женщины.

У полосы прибоя Би остановилась и оглянулась. Чико нырнул в грот, буквально сорвал с прикола "Пенту".

С вершины скалы резанула короткая очередь. Би повернулась всем телом и медленно осела на круглую, накатанную морем гальку...

Следующая очередь прошла выше, срезала с кустов ветки. Целый дождь белых цветов просыпался, покрывая тело Би.

Чико поднял белый, золотоглавый цветок, окрашенный кровью. На память о воительнице справедливости.

На память. Долгую ли, короткую - кто знает? Кто знает?..