Тэд Уильямс - Грязные улицы Небес

Тэд Уильямс

ГРЯЗНЫЕ УЛИЦЫ НЕБЕС

Эта книга посвящается моему дорогому другу Дэвиду Чарльзу Майклу Пирсу.

Дэйв любил такие темы, и я думаю, ему понравился бы этот роман. Надеюсь, однажды мы снова увидимся и он даст мне знать, в чем я был прав, а в чем не прав. Спасибо, Дэйв, что был моим приятелем.

Я скучаю по тебе. Мы все скучаем по тебе.

Благодарности

Как обычно, созданию этой книги способствовало слишком много людей, чтобы я мог выразить им персональную благодарность. Однако ниже перечислены те, кто входят в топ-лист.

Наибольшую благодарность заслужили моя чудесная жена Дебора Бейл и мой верный соратник в огненных битвах, занудный, но потрясающий друг Джош Стэллингс, который, прочитав сырую рукопись, дал мне множество мудрых советов.

Как всегда, огромное спасибо моей ассистентке Дене Чавез и ее супругу Скотту за поддержание реального мира в нашем доме на протяжении того безумного года, пока я писал свой роман. Ребята, без вас это было бы невозможно.

Мой литературный агент Мэтт Байлер был и, надеюсь, останется для меня неиссякаемым источником спокойствия в мире стресса и странного языка деловых контрактов. Мэтт, благослови вас Господь.

Лиза Твайт внесла порядок и разум в мою сетевую жизнь, включая веб-страницу tadwilliams.com. Мне не хватает слов, чтобы выразить ей безмерную благодарность.

И, конечно, мои издатели — все до единого, но особенно прекрасные люди из «DAW Books». Отдельная признательность редакторам Бетси Уоллхайм и Шейле Гильберт, которые не уставали напоминать мне, что книги должны быть понятными для читателей.

Пролог

НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Как только я вышел из лифта на 43-м этаже здания по адресу Пейдж Милл, дом номер 5, в коридорах завыли сирены. Их кошмарные призывы к эвакуации персонала ассоциировались у меня с криками замученных роботов. Мне стало ясно, что все мои шансы на тонкий подход были утрачены.

Я говорил вам, что в напряженных условиях во мне обычно пробуждаются старые привычки? Так вот: бегство от монстров и перспектива оказаться виновником самой крупной заварухи между Небесами и Адом за последние несколько тысячелетий создавали некоторый стресс. К тому же в тот момент я искал ответы на важные вопросы и поэтому немного нервничал. А когда у меня такое состояние психики, я начинаю идти напролом до тех пор, пока что-нибудь не случается.

Не успокоил меня и грозного вида охранник, который вперевалку вышел из двери, ведущей на лестничную клетку. Он был всего лишь в нескольких ярдах от меня — выпученные от адреналина глаза, служебный пистолет направлен мне в лицо.

— Лечь на пол! — крикнул мужчина.

Вместо того чтобы держать меня на прицеле, он взмахнул оружием, указывая место, где я должен был пасть перед ним. И тогда я понял, что справлюсь с ним без большого труда.

— Подождите! Разве вы сначала не должны взглянуть на мой служебный пропуск?

Я старался выглядеть напуганным и невинным корпоративным увальнем.

— По-пожалуйста, не стреляйте в ме-меня!

— Я велел тебе лечь на пол! Вон в том месте!

Он снова указал пистолетом на роскошную ковровую дорожку. Сирены заглушали его голос, поэтому я, скривив лицо в притворном страхе, направился к нему.

— Что вы сказали? Я не понял. Прошу вас, не стреляйте…

— Проклятье! Лечь на живот!

Он схватил меня свободной рукой за плечо. Я немного пригнулся, вывел его из равновесия, затем дернул запястье охранника к себе, и он, отчаянно пытаясь удержаться на ногах, взмахнул рукой с оружием. Это ему не помогло, потому что я наотмашь ударил его локтем по лицу. Голова верзилы дернулась назад, и он свалился на пол, как мешок с бельем для прачечной. Похоже, мой удар сломал ему нос.

Я не знал, кем были охранники Валда — обычными служащими на твердом окладе или солдатами Оппозиции. Время поджимало, поэтому я не стал проверять парня на наличие дополнительных сосков и прочих телесных странностей. (Честно говоря, излишние соски имели не только члены ретроковенов, но и многие последователи инфернальной моды, выражавшие подобным образом свою преданность Аду.) Оставив бесчувственного, но живого охранника на полу, я выбросил его оружие и рацию в мусорный контейнер — на тот случай, если он очнется быстрее, чем мне того хотелось.

Теперь, когда все пошло через заднее место, мне следовало покинуть здание — уйти, пока еще не было трупов. Но вы уже слышали о моем недостатке: в минуты волнений я обычно упираюсь подбородком в грудь и иду напролом. Словно носорог в предбрачный период, как деликатно говорил мой прежний босс. В любом случае я решил посмотреть, куда заведет меня эта авантюра.

Я знал, что в моем распоряжении оставалось максимум семь-восемь минут. Затем здание наполнится вооруженными людьми, которые с великой радостью начнут палить в меня из всех стволов. Я торопливо поднялся по лестнице на 44-й этаж, где секунду или две постоял у обзорного окна в конце коридора, любуясь видом великолепных готических башен Сан-Джудас. Офисные апартаменты главы кредитного банка занимали весь этаж, поэтому я открыл единственную дверь и предстал перед самой спокойной женщиной, на которую мне когда-либо доводилось наводить оружие. Она была симпатичной и стройной — небольшая, темноволосая, с евразийскими чертами лица и удивительно холодной улыбкой. Я не сомневался, что она уже нажала на кнопку экстренного вызова охраны.

— Кто вы? — спросила секретарша тоном скучавшего клерка.

Она даже не взглянула на ствол пистолета, хотя мой «Смит энд Вессон» тридцать восьмого калибра находился лишь в нескольких дюймах от ее милого носика.

— Что вы хотите?

— Мне необходимо повидаться с вашим боссом. Я могу войти?

Нужно было отдать ей должное. Она не стала возражать или выкрикивать угрозы. Женщина просто встала, вышла из-за стола и с сердитым шипением набросилась на меня, царапаясь, как оцелот, обколотый метедрином. Ее длинные ногти, покрытые лаком марки «Красного Большого яблока», пытались искромсать мое лицо. За те несколько секунд, пока мы с ней барахтались на ковре у стола, я понял, что она не уступала мне по силе и сражалась лучше меня. Когда мы откатились к стене, я посмотрел в ее причудливые зрачки и, стараясь отвести зубастую пасть от моей шеи, вдруг осознал, что она не была человеком. Я имею в виду, что сучка превратилась в ужасную тварь.

Демонам не нравится серебро. По крайней мере, оно является одним из нескольких надежных средств защиты в нашей работе. (К примеру, святая вода воздействует на слуг Ада не сильнее диетической «Пепси».) Серебро тоже не убивает демонов, однако оно почти всегда наносит им серьезные ранения. К сожалению, на этой неделе я не имел при себе серебряных пуль. Мне пришлось использовать обычные патроны. Высвободив руку и приставив ствол к лицу секретарши, я трижды нажал на курок. Пистолет, оснащенный глушителем, не создал много шума, но зато демоническая тварь устроила мне адскую сцену. Она с воплями закрутилась юлой на ковре, стирая с лица останки человеческих черт. Казалось, что ей в глаза попала мыльная пена. Затем она снова накинулась на меня. Любой нормальный демон, воплощенный в человеческом теле, отстал бы, получив в лицо три пули. Но эта нечисть была одной из упрямых убийц — даже если бы вы отсекли ей руки и ноги, она все равно, как змея, поползла бы по полу, стараясь укусить вас за лодыжку.