Валерия Комарова - Цена за Жизнь. Страница 107

— Везельвул! — Отец в кои-то веки не купился на мои похрапывания-поддакивания и вывел меня из полусна самым что ни на есть паршивым образом — схватив за шкирку и скинув со своего законного места.

— Да что случилось-то?! — взвыл я, почесывая отбитый... да-да, именно его!

Хотелось разреветься, как в далеком темном детстве. Ну все норовят маленького обидеть! А все проклятые бабушкины похождения с неизвестным истории эльфом виноваты! Отец, кстати, долго не верил, что у него действительно такой задохлик родился. Могу понять почему — трехметрового роста, не страдающий худобой папаша — и вдруг нечто похожее на ощипанного цыпленка в качестве наследника. Не понимаю, как меня еще в колыбели не придушили! Хорошо хоть придворный колдун живенько подсуетился, покопался в древних рукописях, смотался в какой-то техномир и умудрился провести генетический анализ. А потом явилась Сильвер дай Драгон и подарила мне не просто жизнь — бессмертие. Вот и хожу я, несчастный, по Аддену, пугая маленьких детей, словно не ко дню упомянутый ангел! Золотой демон, это ж надо было таким уродиться!

Задумавшись о своей судьбе, я как-то не сразу заметил, что вопли папочки стихли.

— Так что ты собираешься делать со всей этой... — отец на миг замялся, видимо отыскивая подходящее по смыслу описание, — вей'ттар эн геннар пралитт!

Вот теперь я действительно испугался. Не буду врать, что впервые в жизни, но... Но вот ангельские ругательства из уст Владыки Сатар-Мирта, замка демонов, я и правда еще не слышал. А значит, я натворил что-то и впрямь... недальновидное и грозящее очень неприятными последствиями... В первую очередь мне, как чувствую этим самым отшибленным при неудачном полете с трона местом...

— Ваше Величество, прошу простить недостойного сына вашего, но я действительно не имею ни малейшего представления о том, что совершил.

Занятия по этикету всегда навевали на меня скуку, но приобретенные по этой части великим трудом знания оказывались весьма полезны в таких вот ситуациях.

— Ах, не знаешь, драконье отродье! — Кажется, не пронесло: о моем происхождении за все мои годы упоминалось три раза — в первые минуты жизни, после того, как я едва не снес полгорода по случаю своего сотого дня рождения, и... когда были уничтожены Драконы. — Ты хоть понимаешь, что натворил, ангельский выкормыш!

Отец разбушевался. Самое обидное, я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не понимал, что происходит и к чему весь этот поток нецензурной брани на двадцати трех языках! Если бы все сказанное относилось не ко мне, я б точно попросил отца говорить помедленней и записывал бы особо приглянувшиеся обороты, дабы обогатить свой словарный запас.

Наконец отец выдохся. Он упал на стол и с отчаянным стоном схватился за голову. Огромные, созданные из энергии, воздуха и тонкой пленки алые полупрозрачные крылья разметались вокруг него, заняв половину помещения.

Я бочком продвигался к выходу, благо двери были снесены еще в первые две минуты папашиного буйства (какой-то неудачливый придворный додумался постучаться, что с ним стало... точнее, что от него осталось, об этом я, пожалуй, умолчу).

— Стоять! — прошипел отец, в ту же секунду в нескольких сантиметрах от моего носа просвистел очередной огненный шар. — Стой и слушай! Наградил же себя отпрыском!

— Отец! — закричал я, ощупывая лицо, дабы убедиться что все на месте. — Я слушаю уже два часа, причем совершенно не понимая, о чем идет речь!

— Имя Соша тебе что-нибудь говорит? — Его Величество все же сумел взять себя в руки и прийти в нормальное (для него) состояние некоторой расслабленности.

Я покраснел... Кажется, день складывается крайне неудачно, хорошо бы не стал последним. Имя это было мне знакомо, я не настолько безголовый, чтобы не помнить имени своей подружки. А Соша таковой являлась уже почти год. Не заблуждайтесь, отец не имел ничего против моих развлечений, но бурный роман с ангелессой, да еще и Карающей Дланью... После того как ангелы одурачили меня и я открыл им Врата Утопии, уничтожив народ, который дал мне дом, считал своим сыном...

Надо было бы выкручиваться, отнекиваться и строить из себя обиженную добродетель, но... я додумался совершить самую большую глупость в своей жизни...

— Я люблю ее, отец. — Я вжал голову в плечи, ожидая удара, понимая, что хоронить после оного будет нечего, однако в голосе отца не было злости, только безграничная усталость.

— Ты любил ее. Соша Карающая была убита как предательница. Ее казнь состоялась вчера.

Странное чувство... Будто в грудь, чуть пониже ключицы, ударили кинжалом. Если бы у меня была душа, я бы сказал, что она разорвалась на части, если бы я умел плакать, то сказал бы, что эти странные соленые капли, текущие по щекам, — слезы... Но у меня нет души, и слезы моего народа ценятся не дороже крокодиловых. А мои — и того дешевле.

Я демон, наследный принц, убийца... Но почему же так больно... Почему?!

— За что?! — выдохнул я, спрашивая скорее себя, чем отца. — За что?! Мы встречались в Утопии, в единственном месте, куда все еще ведут постоянные порталы из нашего и их мира, она даже не знала, что я принц, что я тот самый Предатель!

— Не знала? — Отец недоверчиво вскинул бровь. — Считаешь, что твоя внешность обычна для нашей расы? Да каждый ангельский младенец узнает тебя сразу же!

— Я ведь метаморф... — процедил я. — Думаешь, я психопат с суицидными наклонностями, чтобы разгуливать в своем облике вне Аддена?!

— В любом случае, — почти примиряюще заметил в ответ отец, — она мертва, а наши проблемы только начинаются. Как полное имя твоей...

Отец запнулся. Он всегда следовал правилу: «О мертвых хорошо или ничего», но назвать ангела приличным словом было для него невыносимо.

— ... как имя твоей девушки? — поморщился он.

— Соша... — Я внезапно понял, что моя милая золотоволосая голубка ни разу не говорила о своей семье, не упоминала о своем клане. — Все, что я знаю, это то, что она входила в отряд Карающих Дланей.

— А вот я знаю не только это! — прошипел отец, вновь срываясь на истерику. — Помимо того, что твоя милая ангелесса рубила головы зазевавшимся демонам, она собиралась в скором времени стать Сияющей! Может, тебе объяснить, ЧТО это означает?!

Я рухнул на свою несчастную, вконец отбитую пятую точку...

Она была принцессой ангелов...

— Но это еще не самое плохое. Ангелы злы. Ангелы знают о Пророчестве...

— И?

— Мать Соши дала своим подданным год на то, чтобы собрать все артефакты Драконов и поймать тебя. Она считает, что в тебе есть кровь Драконов и что, пролив ее на Печати, она разрушит заклятие...


— Значит, у нас меньше года? — Фиона хмыкнула. — Ну... у них пока нет ни одного артефакта, а у нас полный комплект Избранных и пять вещей. Справимся.