Артём Демченко - Ледяной коготь. Страница 55

–Слава Хранителю Добра!—прозвучало в рядах освободителей громогласное поздравление. Еще долго по рядам объединенного воинства катился радостный крик, превратившийся в эйфорию победы и всеобщего ликования. Воины бросали мечи, срывали с себя шлемы и кольчуги, мушкеты и топоры, тяжелые щиты и твердые кожаные ремни и радостно бежали в не прогнувшийся под коварным и стремительным ураганом войны лучезарный Лориэль. И встречала воинов-победителей столица, как не встречала ни одного иностранного посла или торговца: на солдат объединенного воинства обрушился град алых лепестков роз и огромный проливной дождь из хризантем и орхидей; навстречу им бежали благодарные дети и женщины, даря им душистые полевые цветы и роскошные столичные подарки, а те, в свою очередь, брали охваченных радостью рыдающих девушек и детей на руки и крепко целовали, не желая отпускать счастливых горожан ни на секунду. В тот день Лориэль не утихал ни на единое мгновение, и всеобщий пожар празднования перекинулся на десятки городов по всему Единодемью: пускал салюты Эльдорас, озаряя ночное небо яркими разноцветными вспышками, затмившими сияние Гелиоса; тысячи огненных стрел взмыли в небо Рутрама, осветив покрытый мраком траура город орков; Тригарон разорвал в клочья обволокший его величественные горные цепи траурный мрак, осветив скалы и могучие горные пики ярким салютом двух сотен пушек и мушкетов, и не было салюта ярче в Единоземье в тот день, и видели его все счастливые обитатели свободного мира. Но все без исключения народы собрались на веселом и жизнерадостном празднике победы в Лориэле: танцы и пляски не прекращались ни на мгновение, любимые эльфийские, гномовские, орочьи и людские песни звучали от рассвета до заката, нарушая спокойствие мрачной ночной поры; столы ломились от многообразных кушаний и напитков, принесенных из каждого уголка Единоземья. Каждый дом в округе светился светом тысяч звездных галактик, и не было конца всеобщему беззаботному веселью. Всеобщее ликование и празднование великой победы беспрерывно продолжалось несколько дней подряд, и плохо в те дни пришлось тем, кто попытался восстановить силы после изнурительных дней кровопролитной войны. Но не было места празднику в ложе вечности, ибо скорбь в сердцах народов Единоземья все еще кипела потокам отчаяния и великой трагедии. На шестую ночь во всех городах орочьего, гномьего, эльфийского и людского королевств зажглись тысячи ярких факелов, и погрузился тогда мир в гнетущее бесконечное безмолвие, продолжавшееся несколько дней подряд.

Но вскоре прошла пора военных дней, были забыты кровопролитные сражения, и наконец-то новый, спасенный мир, который так долго страдал от сотрясавших его войн, смог спокойно вздохнуть полной грудью и перевернуть новую страницу своей славной истории, в которой еще многому предстояло свершиться. Так Единоземье на долгие годы вперед обрело счастье гармонии, процветания и бесконечно долгого мира, подаренного в знак бесконечной преданности и безмерной отваги могущественными богами-хранителями Ротодора. В книге мира открылась новая чистая глава.

Эпилог

После поражения на Кельтерийских равнинах и позорного бегства побежденной армии, Тейнорус и Быстросмерт исчезли, и вот уже на протяжении нескольких десятков лет об их существовании никто и никогда не слышал. Много бед принесла вновь развязавшаяся война: под ударами полчищ Тейноруса пало множество красивейших городов Единоземья, были сожжены до тла десятки деревень и селений, серьезный ущерб был нанесен сельскому хозяйству—в результате варварских налетов на поля земледельцев во многих уголках королевства людей начался голод, продолжавшийся около трех лет. Погибли тысячи людей, был нанесен ущерб демографической статистике, присутствовала убыль населения. На несколько лет Единоземье поразил экономический спад, чуть было не приведший хозяйство объединенных государств ко "дну": правительства не получали налогов от фермеров и землевладельцев, в следствии чего им не хватало средств на поднятие уровня жизни населения; было нарушено мелкотоварное производство, встали лучшие мануфактуры гномов и людей, рабочие вышли на улицы, требуя повышения зарплаты. Бедствия продолжались около пяти лет, пока совместными усилиями правителей союза Объединенных королевств и Хранителя Добра ситуацию не удалось изменить в лучшую сторону—кризис был побежден, и Единоземье вновь вошло в стадию процветания.

Гилрой был с почестями похоронен в Эльдорасе у Стены Героев, где ему был воздвигнут огромный памятник, к которому каждый год благодарные жители приносили тысячи цветов и подарков, как вечному "Защитнику Эльдораса".

Погребение Грышнака III провели в столице орочьего государства—великом городе Рутрам. Тысячи воинов и их жен пришли проводить в последний путь своего великого вождя. Его могила стала одной из самых посещаемых мест в городе. Отныне великие вожди-потомки славного воина и правителя перед возвышением на трон просят у духа Грышнака благословления на царство.

Пендрагон, как и все короли Единоземья, высоко оценил заслуги Хранителя Добра и наделил его почетным статусом, позволявшим ему беспрепятственно создавать проекты новых государственных реформ в королевстве и иметь право решающего голоса при решении об их утверждении. В результате авторитет короля вырос—ему удалось восстановить свою честь и любовь народа. Пендрагон способствовал развитию частного предпринимательства в королевстве, а также более надежно укрепил границы своих земель. Народ простил своего короля за временное предательство и всем сердцем полюбил его, как великого и лучезарного Зевса.

Король гномов—Ультер IV—быстро оправился от нанесенных ему ран и с новыми силами принял бразды правления королевства. При нем добыча руды и золота возросла в три раза только за первый год восстановления хозяйства Единоземья; в его владениях были построены более сотни гранитных и чугунных фабрик, позволивших остальным государствам восстановить свою экономику в кратчайшие сроки. Ультер, несмотря на протесты совета, занялся постройкой парусного флота. Соорудив несколько верфей неподалеку от гаваней орков, он занялся активным производством боевых и торговых кораблей. Это способствовало становлению гномьего королевства, как мощной и великой корабельной державы, способной проводить интенсивную торговлю по морю. После этой реформы государственная казна гномов пополнилась почти на пятьдесят процентов, по сравнению с прошлой эпохой. Это событие вошло в историю, как "Парусина Ультера".

Что же касается Эзраэля, то после победы на Кельтерийских равнинах он вернулся в Штормград и продолжил карьеру военного. Помогая заново отстраивать родной город и прогонять спрятавшихся мародеров, он дослужился до командующего гарнизоном. Год спустя, став вторым после губернатора самым богатым и влиятельным гражданином Штормграда, наш герой встретил свою любовь и женился на прекрасной девушке по имени Элеонора. Свадьба прошла громко и с небывалым размахом: в тот день, как поговаривают очевидцы, главная мостовая приграничного города-крепости багрилась от невероятного обилия лепестков ярко-алых роз и пышных маков. Но на этом счастливая новая жизнь Эзраэля не закончилась: в тот же год у счастливого командира родились два крепких и здоровых сына—Дазир и Кулиэль. Так и не дождавшись визита дракона, наш герой обосновался в роскошном особняке на южной границе города и счастливо живет, окутанный славой и любовью верных жителей северного города.

×