Бертрам Чандлер - Приграничье. Страница 18

— Мне и так очень удобно, Соня, — убежденно возразил он.

— На борту вашего судна нет ничего похожего, — тихо усмехнувшись, заметила Соня.

— Нет, — согласился он. — Не совсем.

Ее пальцы стали играть с пуговицами его куртки, расстегивая их одну за другой, а потом взялись за пуговицы рубашки. Ее рука, касаясь его груди, казалась холодной, мягкой, но сильной… Вот она скользнула за спину Калвера, а губы девушки приблизились к его губам. Ротик ее приоткрылся. Глаза девушки широко раскрылись. Калвер, в свою очередь, обнял Соню и почувствовал, насколько напряжено ее тело.

Неожиданно девушка отодвинулась, а потом холодно сказала:

— Извини, Дерек. Я думала, что ты умеешь держать себя в руках.

— Я всего лишь простой астронавт, — ответил Калвер. — Но думаю, что делал все правильно.

— Я могу оказаться женщиной, которую ты, Дерек, сможешь приручить. Я противница кратких связей. Прежде чем отдамся тебе, я должна получить хотя бы иллюзию постоянства…

— Отдаться? Мне показалось, что ты набросилась на меня…

— Ты, Дерек, совершенно невежлив, — обиженно протянула она. — Ты привлекательный самец, и ты это знаешь. Боюсь, что это скорее я потеряла контроль.

— Ага.

— Конечно, если бы мы узнали друг-друга поближе… Но за такое короткое время…

— Кстати, наши механики вскоре могут закончить ремонт, — заметил он.

— А тебе и в самом деле нравиться летать на старой развалине? — поинтересовалась девушка. — Мужчина вроде тебя должен любить большие, хорошо оснащенные, быстроходные корабли. — ее лицо приняло задумчивое выражение. — Я не уверена, что вы хотя бы на мгновение задумаетесь над подобным предложением, но я и мой брат нуждаемся в навигаторе… Нет, даже не совсем навигаторе… Билл и сам не плохой навигатор. Но он не пилот… не пилот, который нужен в этом секторе Галактики. Здесь, в Приграничье… — она налила новую порцию бренди в свой бокал. — Плата была бы очень щедрой… — прибавила девушка, снова придвигаясь поближе.

Он искренне рассмеялся:

— Во имя всех богов Галактики, неужели Федерация не могла придумать что-нибудь пооригинальнее? Это же штамп… Прекрасная блондинка-шпионка и дурковатая жертва… Я отдам свое прекрасное тело, дорогой, если ты отдашь мне планы нового секретного оружия…

Лицо девушки исказилось от ярости, а ее рука — рука, которая показалась ему такой нежной, метнулась вперед, взрезав ему звучную пощечину. Калвер перехватил ее запястье, прежде чем она смогла ударить его снова, сжал руку и прижал Соню к спинке кресла, так чтобы девушка не смогла пинаться ногами.

Неожиданно Соня рассмеялась:

— Ты полон сюрпризов, — наконец заговорила она. — Однако старые наивные приемы часто срабатывают. Стоило попробовать… Во всяком случае, предложение остается в силе. Если вы станете пилотом Приграничья, мы вам хорошо заплатим. А когда мы вернемся на Землю, устроим вас в одну из ведущих компаний… возможно, даже в Военный флот.

— Плюс обладание прекрасным телом?

— А вот это целиком зависит от вас… и от меня. Может быть, я не стану так уж сильно сопротивляться.

Калвер встал и рывком поднял девушку с дивана:

— Благодарю за компанию, дорогая, но я должен идти. Я не люблю тебя, дорогая, настолько.

— Не так быстро, Калвер, — неожиданно раздался мужской голос.

Отпустив девушку, Калвер повернулся. Брат Сони Веррил стоял в дверях спальни. Он был в форме, с погонами командора Службы изыскания, и держал в руке пистолет, так словно тот был для него привычным инструментом.

— Не так быстро, — вновь повторил он. — Так как более тонкие методы убеждения Сони потерпели провал, пришло время для принятия кардинальных мер. Попробуем, так сказать, настоящий пресс. Назовем это Шанхайским способом.

— Настоящий пресс, — пробормотал Калвер, не сводя глаз с пистолета, прикидывая, есть ли у него шанс использовать Соню как щит. — Настоящий пресс. Грубая сила. Специалисты Шанхая действовали более тонко. Они использовали наркотики, примешивая их в выпивку. Неужели вы не подумали об этом?

— Один доброволец стоит десяти людей, находящихся под давлением, — заметила Веррил. — Мы надеялись, что ты станешь добровольцем.

— Весомое оправдание, — заметил Калвер. — Но у меня есть определенные обязательства.

Девушка вырвалась из его захвата:

— Значит, ты лгал. Та девушка с вашего корабля совсем не такая старая калоша, как ты говорил.

— Она хороший повар, — только и нашелся Калвер. Он напрягся, приготовившись толкнуть Соню на ее брата.

— Я бы не стал пытаться это сделать, — раздался новый голос.

Калвер медленно повернулся. В дверном проеме у него за спиной стояло два человека, как и брат Сони, одетые в форму Службы изыскания. Они носили нашивки и значки инженерной службы, но совершенно очевидно было, что они отлично умеют обращаться с автоматическим оружием, которое они сейчас нацелили на Калвера.


Калвер сидел на противоперегрузочном кресле в рубке управления космической яхты. Он не чувствовал никаких неудобств. Соня Веррил, привязывая его руки и ноги к ручкам и опорам кресла, сделала это без особого зверства. Никаких неудобств, но после нескольких попыток Калвер должен был признать, что свое дело она сделала хорошо.

Сам Веррил сидел сейчас в кресле пилота, а его сестра находилась в кресле второго пилота. Два инженера были на своих постах, насколько знал Калвер. Неожиданно второй помощник почувствовал надежду, когда увидел, как полицейские космопорта странной подпрыгивающей походкой бегут в сторону «Звездного странника». Интересно, чье распоряжение они сейчас выполняют? С жалостью смотрел он, как струи пламени, ударившие в бетон из разогревающихся дюз, заставили полицейских отступить.

— Все готово, командор, — равнодушным голосом доложила Соня.

— Благодарю, лейтенант.

— Вы ведь не можете вот так взять и улететь, — встрял Калвер.

— Мы просто уберемся отсюда, — сообщил ему командор.

— Это же — акт войны, — продолжал Калвер, сожалея о помпезности собственных слов.

— Войны, говоришь? Ты должен помнить, что, несмотря на то, что стал приграничником , ты до сих остаешься гражданином Федерации, а мы агенты Службы изысканий, своего рода полицейские Федерации.

— Не пора ли стартовать, командор? — поинтересовалась Соня.

— Они нам ничего не сделают без артиллерии… а у них нет артиллерии… Мы в безопасности, словно в банковском сейфе, лейтенант.

— Тогда ваши действия можно расценивать как нелегальный арест, — упорно продолжал Калвер.

— Нелегальный арест? Насилие, господин Калвер, является серьезным преступлением, если жертва — гражданское лицо. Но когда жертва — женщина-полицейский…

— Хотел бы я сейчас совершить насилие, — с горечью заметил Калвер.

Он отвернулся от насмешливого лица командора, оглянулся и посмотрел в последний раз на «Госпожу Одиночество», на старую «Одинокую суку». Он напрягся, увидев, как пламя ударило из дюз на ее корме. Возможно, ремонт машин закончился, и проводили тестовые испытания двигателей. Но ведь кто-то должен был сообщить о его исчезновении портовым полицейским, которые сейчас остановились вне зоны действия двигателей космической яхты, не понимая, что делать дальше. Капитан Ингелс должен знать. Да и Джейн тоже. И они наверняка считают, что он совершил невероятную глупость, купившись на хорошенькое личико и светлые волосы? Что-то подумает о нем Джейн? То же, что водитель такси… А может, он был агентом Приграничья?

— Командор Верил! — голос Сони резанул по нервам. — Я думаю, нам пора убираться.

— Как я рад, что у меня никогда не было младшей сестры, — заметил Калвер.

— Лейтенант Веррил, начинайте обратный отсчет, — спокойным голосом приказал командор.

— Десять… — начала она. — Девять… Восемь…

Калвер снова перевел взгляд на экран, показывающий происходящее в порту. Да, синее пламя, бьющее из-под кормы «Госпожи Одиночество», стало много ярче.

— Семь… Шесть… Пять…

Но, конечно, Веррил все знал. Без сомнения, на борту его корабля был офицер Ментальной службой — тренированный телепат, который во время предупредил его. А может, и нет. Один из недостатков ментального общения — полное отсутствие секретности. Телепат, находящийся на корабле, выполняющем секретную миссию, может провалить эту миссию, если поблизости находится другой телепат.

— Четыре… Три… Два… Один…

Люди, захватившие Калвера, были столь заняты приборами, не отрывали от них взгляда и не видели, как внезапно изменилось пламя, бьющие из-под кормы «Госпожи Одиночество».

— Старт!

Ускорение вжало Калвера глубоко в кресло, прижало его подбородок к груди. Медленно, с трудом он повернул голову и не увидел «Госпожу Одиночество». Еще медленнее, испытывая массу болезненных ощущений, он поднял взгляд и увидел старый корабль, который навис над яхтой, паря, словно адская летучая мышь. Он услышал, как удивленно вскрикнула и выругалась Соня: