Сергей Лукьяненко - КВАЗИ. Страница 84

– Меня – пустят, – сказал я, глядя Маркину в глаза.

– Я пригреваю у себя за пазухой наглого, что неплохо, и амбициозного, что куда опаснее, сотрудника… – пробормотал Маркин.

И пошёл в гостиную.

А я остался сидеть на кухне, глядя на фотографию жены и сына.

Где-то в Замкадье шёл дождливыми просёлками, таясь от своих и чужих, мёртвый старый полицейский, пряча в кармане ампулу со смертью, которая должна была предотвратить войну.

Где-то на Рублёво-Успенском шоссе ребята Маркина упаковывали в мешок останки Виктории, которая всю последнюю неделю своего посмертного существования разрывалась между любовью к жизни во всех её формах и смертью, на которую она работала.

Где-то в заброшенной старой больнице, куда сейчас собрали десятки врачей, лежала в изолированной палате Настя и ждала – проснётся или нет в ней смертоносный вирус.

В гостиной мирным крепким сном спал подполковник госбезопасности Владислав Маркин, который знал про кваzи куда больше, чем говорил, а для всего, чего не мог сделать сам, ловко использовал простых полицейских капитанов.

В спальне беспокойно разметался на кровати мальчик Найд, который мог быть моим сыном Александром. Который отныне был им.

Я ещё раз посмотрел на фотографию и закрыл глаза.

Мы – не вершина эволюции.

Мы – люди.

Мы все друг другу братья и сестры, отцы и дети.

Хорошие, плохие, добрые и злые, но – все свои.

И это самое главное в жизни.

Сентябрь 2015 – март 2016 гг.