Кристина Стайл - Дань с жемчужных островов

Кристина Стайл

Дань с жемчужных островов

Пролог

Среди темно-голубых вод моря Вилайет, игравших и переливавшихся под лучами жаркого летнего солнца, раскинулись Жемчужные острова. Казалось, боги, несколько тысячелетий назад обрушившие на неразумных людей свой гнев и превратившие некогда населенные земли в бескрайние водные просторы, вдруг опомнились, сменили гнев на милость и создали эту благословенную твердь. Словно зализывая давние раны, морские волны мягко касались песчаных берегов. Легкий ветер играл в кронах сильных, крепких деревьев, обильно покрывавших пологие горные склоны. Всего тут хватало для спокойной, сытой, размеренной жизни: плодородная земля щедро делилась моими плодами, горы не прятали ни железа, ни меди, ни шиша, леса поставляли превосходную древесину, море давало рыбу и, самое главное, жемчуг.

Нигде во всем мире было не сыскать перлов прекрасное. И молочно-белые, и нежно-розовые, словно небо на ранней зорьке, и голубые, как прозрачная вода в горных ручьях, и желто-золотистые, напоминающие солнечный свет, и темно-синие, похожие на сердитую грозовую тучу, и черные, как безлунная ночь, зеленые, красные — только у берегом Жемчужного Архипелага можно было отыскать такие сокровища. Говорили, что в далеком Кхитае тоже добывают жемчуг. Но там он встречался лишь белый да изредка ка розоватый, и, кроме того, очень редко он бывал правильной круглой формы. Нет, определенно, в миг, когда боги создавали эти острова, их сердца были полны любовью к несчастным детям своим, которые порой сами не ведают, что творят.

Конечно, и на Жемчужных островах цветы цветут и земля плодоносит не круглый год. Иногда Светоносный Митра не удостаивает этот край своим взглядом. Случаются и страшные дни, когда ветры становятся злыми и колючими, а море вздыбливает волны, словно грозит всему живому десятками огромных кулаков. И болезням, и смертям не заказана сюда дорога, и нищие и калеки ходят по этой земле, но все же это хорошее место. Воздух тут теплый и влажный, хотя дожди выпадают редко, зимний ветер не слишком жесток. Обилие чистых ручьев, добрая почва, крепкие, здоровые леса — что еще надо человеку, умеющему трудиться, чтобы не жаловаться на судьбу?

А местные земледельцы, ремесленники и ловцы жемчуга — аки, как их тут называли, умели и любили работать. Труд аки, правда, был и наиболее тяжел, и наиболее опасен. В море водились прожорливые хищники, злобные огромные спруты и очень странные существа, которых аки считали морскими демонами. По виду демоны почти ничем не отличались от раковин, в нежно-розовой плоти которых вырастали чудесные жемчужины, разве что были немного покрупней, но тот, кому хоть раз в жизни приходилось спускаться глубоко под воду, подтвердит, насколько обманчивым становится там зрение. Стоило неосторожному или неопытному ныряльщику приблизиться к морскому демону, как тот мгновенно смыкал тяжелые челюсти, напоминавшие створки обыкновенных раковин, и несчастный оказывался в ловушке. Ему оставался лишь один выход — расстаться с ногой или рукой, оставив ее кровожадному чудовищу, но зато спасти свою душу. Пожалевшие свою бренную плоть, как рассказывали бывалые аки, были обречены бродить по дну морскому, путая подводных обитателей и невыразимо страдая оттого, что их души никогда не воссоединятся с душами близких им людей.

И все же ремесло аки, хоть и такое опасное, постоянно привлекало все новых и новых юношей и девушек. Ловец жемчуга должен был обладать незаурядной силой, иметь Прекрасные легкие, чтобы набранного в них воздуха хватало на долгое пребывание под водой, а также очень зоркие глаза, чтобы не тащить наверх всякий мусор, а определить ценность жемчужины еще на глубине и чтобы не стать жертвой демонов. Несмотря на все это, девушек среди аки было гораздо больше, чем мужчин. К тому же за тот короткий срок, что был отпущен аки для активного труда, многие из них успевали нажить кое-какое состояние, которого хватало на то, чтобы построить небольшой аккуратный домик, обзавестись семьей и позволить себе заниматься чем-нибудь для души. Видимо, поэтому женщины и стремились в море, ибо другой возможности заработать деньги и обрести самостоятельность у них не было. О том же, что короткий срок обычно отпущен аки не только для работы, но и для жизни, старался не думать никто. Главное — вовремя остановиться, чтобы морские боги и демоны не успели выпить все жизненные соки смельчака.

Не думала о печальном и Аделла, собиравшаяся ранним теплым утром выйти в море. Солнце уже поднялось над водной гладью и окрасило мелкий прибрежный песок и светло-золотистый с легким оттенком розового цвет. Ветра почти не было, и крошечные лазурные волны, лениво плескавшиеся в небольшой удобной бухточке, слегка поглаживали пологий берег. Вдвоем с Хакканом, вызвавшимся сопровождать девушку, они легко оттолкнули лодку от берега, и Хаккан сел на весла. Наиболее осторожные аки, не стремившиеся побыстрее расстаться с жизнью, никогда не отправлялись в море поодиночке. Кроме того, гребля отнимаем немало сил, а ловцу жемчуга они всегда были необходимы ничуть не менее, чем запас воздуха в легких.

Хаккан был очень удобным спутником. Бывший аки, доживший до преклонного возраста, он всегда мог дать дельный совет, поделиться опытом, рассказать что-нибудь интересное. Кроме того, он был нежадным и всегда довольствовался самой малой долей от добычи. Да это и неудивительно, ибо старик так и не обзавелся семьей, а много ли ему одному было надо?

— Хорошая вода сегодня. Теплая и прозрачная, — сказала молодая ныряльщица, поглаживая рукой волну.

Однако старик не поддержал разговор, а лишь молча кивнул и сильнее налег на весла. Какое-то время они плыли в тишине, нарушаемой лишь плеском воды, взбудораженной веслом. Когда лодка отошла от берега довольно далеко, Хаккан остановился, перегнулся через борт и долго смотрел вниз, словно мог увидеть самое дно. Потом он покачал головой, сделал еще несколько сильных гребков и только после этого втащил весла в лодку.

— Здесь? — спросила Аделла. — Ты уверен?

— Болтай поменьше, — сурово ответил старик. — Силы тебе еще пригодятся. Не трать их понапрасну.

Хорошенькая аки улыбнулась, покивала головой и начала готовиться к прыжку в воду. Она подняла со дна лодки два увесистых камня, старательно обвязала каждый из них прочной веревкой, подергала ее, проверяя, насколько надежны узлы, а затем прикрепила другой конец веревки к щиколоткам. Теперь к каждой ноге был привязан увесистый груз, который не даст всплыть раньше времени. После этого Аделла скинула легкое платье, оставшись в тонкой набедренной повязке, не стеснявшей движений, и повязала на талию узкий кожаный пояс. К поясу она привесила сетчатую сумку и маленький, но очень острый нож в ножнах. В руку девушка взяла другой нож, побольше, и поднялась со скамьи.

×