Мария Николаева - Чертящий Путь

Мария Николаева


Чертящий Путь

Пролог. Когда-то очень давно…

"Они ушли. Просто взяли и ушли, не оставив о себе даже памяти в людских сердцах. Зато оставили сожаление и какую-то дикую отчаянную обиду в душах тех, кого когда-то называли своими любимыми детьми. Нет, не так – игрушками! Они просто играли, а наигравшись, без сожалений отбросили все переставшее их занимать. Так считали все. Лишь немногие сумели перешагнуть через себя, через свои обиды и страхи и встретить новый изменившийся мир лицом к лицу.

Я не говорю, что я был прав, – не хочу врать даже в такой малости, но я был ближе всех к истинному пониманию. И я имел наглость об этом заявить. Дурак! Им же было плевать на все мои выводы, они ведь только и делали, что искали повод ко мне придраться… и я им его дал. Сам. Жалею ли я? Сложно сказать. Вернее, умом я понимаю, что не тогда – так чуть позже, но они нашли бы способ вырвать мое имя из истории. Но сколько не оправдывайся, самого себя не обманешь! Все, что случилось, произошло по моей вине. Точка. Но иначе и не могло быть…"

А.Д., Князь Пустоты


– Danell…

– Фарейл забрал ребенка и увел свой клан, так?

– Да, – с совсем несвойственным ему смущением, старый эльд опустил взгляд.

– Хорошо. Можешь передать остальным, что насильно я никого держать не буду. Кто хочет спокойной жизни – пусть уходит.

– Danell…

– Ты тоже волен уйти, Мастер. Как ты понял, я уже мертв, а мертвым совсем не нужны чужие жизни, да и верность для них – пустой звук.

– Danell, как вы можете говорить такое? Вы же знаете, что я вас не покину – ни в этой жизни, ни в следующей.

– Знаю, и благодарен тебе за это, Мей. При других обстоятельствах…

– Не надо, danell. Не стоит Судьбе давать советы – она их может и в жизнь воплотить. А лишние трудности не нужны ни мне, ни вам.

– И все же жаль, что все сложилось так…

– Danell, лучше жалеть о содеянном, чем об упущенных возможностях – можете мне поверить, – грустно улыбнулся эльд. И за этой его улыбкой стояло так много невысказанного, что теперь сам Владыка отвел взгляд. Наверно, они просто слишком долго были рядом, слишком часто пересекались их мысли и желания, но они слишком сильно ценили друг друга, чтобы хоть раз перешагнуть тонкую грань разумного.

– Мей…

– Не надо, Владыка. Меня ждут мои воины, и ты не хуже меня знаешь, что без меня эта горстка юнцов даже не вспомнит с какой стороны браться за оружие.

– Мастер, – Владыка понимающе улыбнулся. Он знал, что этот эльд его не покинет – ни в этом мире, ни в следующем, но все же до последнего не верил, что тот останется с ним, – слишком привык во всем сомневаться. – Удачи тебе.

– Мне она не нужна. Я всего лишь делаю то, что делал всегда – защищаю своего Владыку.

– Что ж, тогда до встречи, Мастер.

– Да, до встречи, Ксан.

Сумеречный кот стоял на вершине башни и смотрел, как во двор когда-то величественного замка, теперь более всего напоминавшего груду камней, входили эльфы. Они шли неуверенно, постоянно оглядываясь и высылая вперед немногочисленные разведывательные отряды. Боятся. И правильно. Хотя в руинах уже давно нет ничего опасного для этих остроухих предателей, разве что уцелело что-то из ловушек Мастера, но это вряд ли – уж слишком хорошо знали свою работу вражеские маги.

В последний раз окинув взглядом свои владения, сумеречный кот неслышно спрыгнул вниз. Пора было уходить. Но придет время – и он вернется. Придет время – и он отомстит. А пока пусть радуются своей победе.

– Danell, вы готовы? – низко поклонившись, спросил один из светлых.

Владыка неопределенно пожал плечами. Ему было безразлично, куда идти и зачем. Все, что он когда-либо ценил и любил, осталось там, за лесом, где всего месяц назад стоял величественный замок, почти полвека служивший ему домом.

– Danell? – уже требовательнее, пытаясь выдавить ответ из своего повелителя, произнес эльд.

Владыка, привычно отбросив пепельно-белую челку, посмотрел на говорившего с некоторым удивлением. Этого светлого он не знал лично, хотя его и рекомендовал предыдущий Мастер. Что ж, значит, не ошибся старый эльф, не зря указал на этого мальчишку. Но в таком случае, есть шанс еще сыграть! Пусть не сейчас, пусть на подготовку и восстановление уйдут годы, но они выживут – выживут и отомстят!

– Сколько смогло уйти?

– Три сотни операторов из них пятеро подходит на роль избранных.

– Себя считал? – несколько оживившись, Владыка посмотрел на эльда. Тот, заметив чернильно-черный взгляд повелителя, невольно вздрогнул, но ответил не колеблясь:

– Нет.

– А ты наглый. Но мне это нравится, это качество совсем не помешает новому Мастеру.

– Как скажите, danell.

Владыка лишь скривил красиво очерченные губы. Улыбаться он уже давно разучился, что никого в его окружении и не удивляло.

– Уходим, – резко приказал Владыка, а сам посмотрел на Север, туда, где навеки осталось его сердце. Но когда-нибудь они вернутся. И тогда никто больше не посмеет встать у него на пути! Так решили боги – и ни у кого нет права оспаривать их волю!

Часть 1: Салки с прошлым

Тьма тугими кольцами обвивала мое тело, невыразимо нежно касаясь обнаженной кожи. Свет кипящей лавой бежал по жилам, заставляя болезненно вздрагивать от каждой новой ласки другой – противоположной – сущности.

А у ног требующей внимания кошкой крутилась Сила. Она терлась головой о мои ноги, впервые на моей памяти проявляя столь много послушания – обычно она зло скалилась и шипела, стоило случайно выйти за рамки договора…

Я опустился на корточки и пригладил ставшую дыбом серо-полосатую шерстку на спинке этого чуда.

– Ну что? Поняла, наконец, что теряешь? Поздновато вышло, – негромко произнес я, глядя в льдисто-голубые глаза зверька. Кошка умоляюще смотрела на меня, словно надеясь, что я еще передумаю. Но нет – все взвешено и выверено тысячу раз – уже поздно отступать.

И я, в последний раз ласково почесав преданно подставленное под пальцы горло, набросил ей на шею поводок, сплетенный из двух веревок – ослепительно-белой, сияющей, и матово-черной, словно впитывающей свет.

– Ты твердо решил уйти? – внезапно разорвал тишину голос, который я ожидал услышать меньше других. Вот так номер: сама Судьба решила поприсутствовать на моем отречении.

– А вы все еще сомневаетесь, danely?

Мой вопрос богиня проигнорировала, лишь несколько раздраженно дернула головой, от чего ее темные волосы рассыпались по плечам в очаровательном беспорядке. Надо же ради меня даже потрудилась материализоваться в этом мире полностью, кажется, протяни руку и ты сможешь коснуться ее смуглой, сияющей неземным светом, кожи, а если повезет, то и запечатлеть поцелуй на тонких изящных пальчиках. Иллюзия. Это просто очередная иллюзия. Она – всего лишь женщина, не больше и не меньше, а вся власть, вся ее ослепляющая сила – всего лишь отражение… Отражение чего? Я так и не понял, но я наверно как никто был близок к разгадке этой тайны. Должно быть, за это она меня и покарала…