Клара - Смерть любит танцы. Страница 2

— Папа, — голос тихий, добрый и безумно красивый, — Кстати, я его не просто послала, но и сказала, что он вонючий труп, залепила пощёчину и заехала между ног. Так что, пожалуй, мои извинения он надолго запомнит!!

Теперь дар речи пропал у герцога. Я мысленно засчитала подруге очко.

— Собирайся! — зло бросил он и хлопнул дверью.

С этого начались наши проблемы.

На следующее утро мы благополучно загрузились в закрытый экипаж (причём закрывался он не изнутри), который по чистой случайности провожал отряд стражи. И не смоешься, эх!

До границ герцогства нас довезли в рекордные сроки и благополучно сплавили с рук на руки молчаливым стражам, восседающим на высоченных чёрных ящерах[4]. Все мои попытки завязать ненавязчивый разговор и что-то разузнать потерпели крах — некроманты молчали, как их непосредственные клиенты до оживления.

Надо признать, город впечатлял — редкостное сочетание металла и тёмного камня с блестящими прожилками, мощные здания… Странные неторопливые прохожие без единой эмоции на лице…

— Какие-то они здесь заторможенные! — громко заявила Тассера. Я застонала, лорд Жастонн, человек герцога, сопровождавший нас, позеленел.

— Миледи, знаете, многие из них, впервые попав сюда, сказали то же самое, но потом поменялись. Климат, знаете ли… — безмятежно мурлыкнул ближайший ко мне стражник.

— Я вам так сочувствую, — промямлила я тоном деревенской дурочки, округлив глаза, — Сложно жить в таких условиях. Видно, потому у вас такой измученный вид…

Герцогиня тихонько фыркнула. Дальше мы ехали молча.

В принципе, жаловаться нам было не на что. Нам выделили покои, в которых при желании можно было разместить роту солдат, и, вежливо сообщив про вечерний бал, оставили в гордом одиночестве. Я, как обычно, сразу начала изучать территорию. А что? Наткнусь на кого-то — прикинусь заблудившейся глупой служанкой…

Но, видимо, пока я шастала по замку, где ни разу не встретила ни одной живой души (пара задумчивых зомби не в счёт), случилось что-то, что довело любимую подругу до громкого бешенства. Вопрос — что?..

— Тан, — вздохнула Тассера, — Как ты думаешь, каким ветром наследничка некромантов занесло к нам в герцогство?

— Ему захотелось острых ощущений? — предположила я.

— Если бы… Оказывается, наши родители подписали брачное соглашение.

Моя челюсть выразила стойкое желание повидаться с коленками. Признаюсь, в первый момент я решила, что это — просто дурацкая шутка, но потом заглянула в глаза подруги и поняла: грядут испытания. Ничего хорошего этот нездоровый энтузиазм не предвещал…

— Тан, мы должны сбежать отсюда! Ты ведь мне поможешь?!

Ну, а я о чём говорила?

— Тасс, — вздохнула я, устраиваясь на столе, — Ну, предположим, мы найдём способ выбраться из хорошо охраняемого замка; сумеем выйти из города; может, боги явят нам мифическое чудо, и мы сумеем покинуть земли некромантов. Тасс, что дальше? — продолжала я, намеренно называя её коротким именем простолюдинки, — Или ты согласна за гроши обслуживать пожилых лысеющих красавцев с кучей болячек? Так некроманты лучше, у них всё стерильно. Или ты думаешь, что снова сможешь, как обычно, требовать по утрам у служанок, чтоб они смешивали лепестки роз, молоко и мёд и добавляли тебе в воду для умывания, которая должна быть стандартной температуры? Или, может, у тебя будет семь шкафов с нарядами, которые тебе не нравятся? Ведь единственный твой талант — магия, а использовать её после побега — всё равно что пробежать по улице столицы голиком со светящейся надписью: «Герцогиня Тассера Иш Рантон[5], ловите, кто успеет!»

— По-моему, лучше стать поломойкой, но по своей воле, — холодно сказала подруга. Мы помолчали.

Всё-таки у меня в роду были сумасшедшие. Другого объяснения своей глупости я дать не могу. Что мне мешало в данной ситуации послать взбалмошную аристократку в долгое путешествие с интимным уклоном? В конечном итоге, свой долг я ей отдала… почти…

— Я подумаю, что можно сделать. А пока — готовимся к балу! — поставила я точку в разговоре, — И пусть у некромантов поднимется… мнение о человеческих красавицах!!!


— Лорд Жастон, моё почтение, — скороговоркой скромно сказала я, проскальзывая в комнату, — мне нужно с вами поговорить.

На меня глянули абсолютно бесцветные глаза, не отражающие ни единой эмоции. Я в который раз посочувствовала жене милорда и позавидовала терпению его постоянных любовниц.

— Чего тебе? — бросил он, глянув на меня, как на личинку в мясе. Во мне начало медленно закипать бешенство. Сохраняя испуганный вид, начала представлять милорда в любимом полупрозрачном пеньюаре Тассеры. Это простое упражнение помогло сохранить моральный тонус и не швырнуть чем-то в это земноводное.

— Миледи Тассера… как бы вам рассказать… — я тихо всхлипнула, — Нет, я не могу!

Он вздохнул и налил мне вина.

— Выпей, дитя, — в его голосе плескалась скука, — И рассказывай!

Я судорожно вздохнула, собираясь с духом, и выпалила:

— Она решила сбежать!

В комнате повисла тишина. Я опустила глазки и изредка вздрагивала, позволяя белобрысому земноводному переварить информацию. Потом, словно через силу, снова заговорила:

— Я понимаю, что предаю её, но подумайте — что с ней будет, если она окажется на улице? — я зябко обхватила себя руками и вздохнула, снова замолчала, потом «решилась», — Она планирует после бала переодеться стражником и выйти за пределы города.

— Спасибо, дитя, ты всё сделала правильно. Поверь, я позабочусь о твоей хозяйке… Всё будет в порядке. Иди.

— Спасибо, милорд, — шепнула я, опрометью выскакивая из комнаты.

Что ж, теперь займёмся подбором наряда для Тассеры… чтоб стражники её видели издалека!

В комнате я застала забавную картину: юная герцогиня уселась на ковёр перед кроватью, на которой впечатляющей горой высились разноцветные наряды, и что-то им рассказывала. Маразм крепчал, деревья ржали…

— Подруга, ты как себя чувствуешь? — осторожно уточнила я, — Головка не болит?

— Что ты понимаешь? Я с ними прощаюсь!

Я тихонько хмыкнула.

— Попрощаешься потом! Там твой жених прислал двух служанок тебе в помощь — я их вежливо попросила зайти поздней. Сейчас, милочка, мы будем превращать тебя в мечту некроманта!..

— Хм… Тан, а это не слишком?

— Цыц!

— Как ты разговариваешь с потомственной аристократкой?!

— Цыц, я сказала!..

..Пристроив в её волосы последнюю шпильку, я с чувством выполненного долга отступила на пару шагов, чтоб полюбоваться результатом. Думаю, не заметят мою подопечную только слепые! Наряд прикрывал, выгодно подчёркивая, только стратегически важные участки тела. Волосы я ей тщательно накрутила и уложила каскадом. Ну, алая помада, угольки для глаз, тушь — это понятно. В общем, картинка получилась — загляденье, была б мужчиной — уже б облизывалась.