Екатерина Салькова - Сказание о Темном маге

Аннотация:

Недалеко от границы со зловещими Пустыми землями возвышается мрачная твердыня - замок Авангард. И живет в этом замке Темный маг, проклятье и ужас не только славного Редграда, но и всех четырех королевств Больших земель. Бельмо на глазу Великого инквизитора, пугало для непослушных детишек, да и не только детишек, гроза девственниц, кукловод, дергающий за ниточки марионетки-короля, мерзкий некромант и пособник демонов, продавший душу за неслыханное могущество. Его имя боятся произносить в сумерках и в полный голос. Многие отважные рыцари поставили своей целью очищение мира от скверны в его лице. Ибо по слухам нет более гнусного зла, чем властитель Авангарда, в котором невероятным образом сосредоточены все пороки человечества. Вот только, сколько правды в этих слухах? Об этом, пожалуй, знает лишь сам маг. Да еще уцелевшие обрывки дневников хранят крупицы истины. Сказания о жизни и смерти, взлетах и падениях, дороге и выборе.

Ветер перемен

Арий, запрокинув голову, отрешенно смотрел вверх на безразлично-спокойные, крупные серебристые звезды. Звезды были топорно намалеваны (иначе и не скажешь) на кое-как замазанном темно-синей краской потолке, призванном изображать небо. Правда, до настоящего небесного свода данному художеству было как этому захолустью до столицы. Точно не спутаешь при всем желании, даже в состоянии крайнего подпития - либо художник был большим шутником, либо руки росли из какого-то не совсем удобного места. А может так и было задумано изначально - аляповато и безвкусно.

Храм богов вообще-то считался единственным местом, где звездное небо можно увидеть днем. Но разве небо такое? Арий, немало наслышанный об этой особенности земного дома небожителей, был сильно разочарован. Конечно, молодой мужчина не настолько наивен, чтобы ожидать, что потолок будет выглядеть как НАСТОЯЩЕЕ ночное небо, но определенно рассчитывал на нечто большее. В памяти невольно возникали величественные росписи главного бального зала в королевском дворце, на которых и придворные дамы, и их кавалеры, и сцены охоты выглядели такими живыми, реальными. А здесь! И ведь не поймешь: расписаны ли все храмы так безвкусно или ему "повезло" - это был первый "божественный дом", который он посетил за всю свою жизнь. Так уж получилось: сначала не было возможности, потом времени, а затем и желания. В первый раз он видел высокие колонны, упирающиеся в пресловутое "небо", арки, украшенные каменными листьями. И священный алтарь, показавшийся Арию просто вычурной позолоченной, оббитой сверху алым бархатом тумбой. Впрочем, глупо было ждать большего. Если так уж приспичило увидеть нечто величественное, прекрасное, неземное - следовало бы идти в столичный храм трех богов, ну, или, по крайней мере, в святилище какого-нибудь крупного города, но не забытой провинции. А для городка из десяти улиц - в самый раз. Местным, вон, нравится, так что нечего демонстративно губы кривить. Он и сам уже далеко не столичный житель.

Арий отвлекся от созерцания потолка, утратив надежду понять сие "искусство" и серьезно задумался. Мысль была всего одна, но на редкость животрепещущая: "А зачем я собственно сюда приперся?" Ответить на заданный самому себе вопрос четко и ясно мужчина не мог - ну не молиться же, в самом деле! Хотя его молитва наверняка имела бы большой успех. Хорошо, что сейчас в обиталище богов он единственный посетитель, а то страшно и представить, какие слухи бы поползли! Не стоит лишний раз ворошить осиное гнездо.

И рьяным ценителем искусства во всех его проявлениях Арий тоже не был. Да, случалось, что он восхищенно замирал, любуясь высоким строгим зданием, навечно застывшим в одной позе каменным изваянием или висящей в простенке картиной. Но подобные случаи были редки, а в последнее время и вовсе сошли на "нет" - нечем тут было любоваться. К тому же весьма далекий от модных течений юноша прежде всего руководствовался собственными эстетическими предпочтениями, но вот только его вкусы, как правило, не совпадали с пониманием прекрасного подавляющего большинства. Пару раз он попадал из-за этого в неловкие ситуации. И научился замалчивать о собственном мнении - спорить со снисходительно поглядывающими вельможами о преимуществах классического стиля перед новейшими веяниями было бесполезно. К тому же Арий путался в названиях, направлениях и художниках; его главным аргументом было: "Но это же красиво!". И, судя по скептическим улыбкам, аргумент был на редкость неубедительным. Его закадычный приятель после первой же попытки отстоять свое видение отвел друга в сторону и попросил не высовываться, тем более, что за послужившую предметом спора картину владелец отвалил чуть ли не целое состояние. Так что вопрос: "А что значит это серо-синее пятно," - крайне неуместен. Впрочем, это было так давно, совсем в другой жизни! В те годы он вполне мог позволить себе некоторое легкомыслие. Но как же его задевали тогда всякие мелкие промахи, как же он боялся ударить лицом в грязь... Впрочем, этого ему и сейчас совсем не хочется.

Приходилось признать, что в святое место его привело самое банальное любопытство. И почти смертная скука - сказалось отсутствие хоть какой-то работы. С заказами действительно были проблемы: Ария, мягко говоря, не любили. Конечно, когда припекало серьезно, к нему обращались, отводя глаза и на всякий случай скрещивая пальцы за спиной. Но большую часть времени приходилось сидеть без дела. Впрочем, он все равно не бездельничал, а занимался самосовершенствованием, развивая природный талант и приобретенные умения. Не всю же свою жизнь ему придется провести в этой дыре! Он вернется, когда-нибудь непременно вернется!

Однако внезапно раздумья Ария были прерваны самым неожиданным образом. Нежный девичий голосок прозвучал, как гром среди ясного неба. Вспышка узнавания и накатившие воспоминания ударили молнией в замершую у алтаря фигуру. Ощущения по приятности были вполне равноценны. Словно искусственные небеса над головой разродились пронзительно-ледяным ливнем пополам с градом.

- Ну, надо же, кого я здесь вижу! Интересно, о чем можешь молить богиню ты? О прощении грехов? Мне право даже жаль, что я одна могу насладиться таким необычным зрелищем.

Арий медленно обернулся. Он прекрасно владел собой и ни один мускул не дрогнул на его лице при виде старой знакомой. Побелевшие губы даже тронула усмешка. И ответ нашелся легко и быстро, хотя накатившую слабость в ногах и учащенно забившееся сердце удалось успокоить далеко не сразу:

- Не думал, что еще когда-нибудь увижу тебя, Эвис. Тем более, в таком месте. Очевидно, старые грешки не дают покоя и тебе. Я смотрю, ты даже изменила своим привычкам и не побрезговала одеждой!