Валерия Комарова - Цена за Жизнь. Страница 2

Игорь через силу кивнул. Он наконец нашел в кармане сигарету и теперь вертел ее в пальцах. Врач лихорадочно пытался понять, что же творится. Здравый смысл вступил в противоборство со свойственной ему долей мистицизма.

— Спасибо. — Парень слабо улыбнулся. — Я всегда выступал против реанимации нежизнеспособных организмов, на которой так часто настаивала Изи...

— Кому позвонить? Может, вы еще успеете попрощаться? — с трудом выдавил из себя врач. Он понимал, что это глупо — разговаривать с трупом. Глупо и попахивает сумасшествием, но и бежать куда-то, звать кого-то было бессмысленно.

Тот покачал головой:

— Все не так просто. Хотя можно кое-куда сообщить, если вы не откажетесь выполнить мою просьбу.

— Какую?

— Есть такой бар... — Он вновь закашлялся. — «Александрит»... Я его владелец... Мой брат, он скоро должен будет прийти за той информацией, что мне удалось собрать. Скажите ему... расскажите, как я погиб... Передайте, что среди сотворенных рас ходят слухи о войне... Передайте, мне удалось выиграть время... Это были ангелы...

Игорь ничего не понял из этой мешанины, но о баре с таким названием он действительно слышал. Один из его приятелей был там завсегдатаем.

— Как зовут вашего брата? Как мне его узнать?! — торопливо спросил он, видя, что конец уже близок: глаза затянулись мутной пленкой и потухли. Парень был мертв, лишь тонкие губы продолжали шевелиться:

— Его... зо... вут... Рубиус... Скажите бармену, он укажет вам на него...

Глаза остекленели.

Игорь упал на стул. Все произошедшее казалось ему еще более нереальным. Но это было, что бы это ни было. Врач разговаривал с мертвым...

Внезапно Игорь захохотал. Смеялся, а по его лицу текли слезы. Он сломал сигарету и отбросил ее в сторону. Что ж, он всегда мечтал о чем-то необычном, что изменило бы течение его жизни, — дождался.


Игорь уже месяц каждый вечер приходил в этот самый бар. Сначала — пытаясь выполнить обещание, а потом — по привычке. Слова парня подтвердились: он действительно был владельцем бара, а теперь все принадлежало его брату, тому самому, которого ждал Игорь. Однако новый хозяин вступать в свои права не спешил. Каждый раз бармен качал головой в ответ на вопросы Игоря. Он не знал, и как связаться с остальными родственниками погибшего, и понятия не имел, кто и зачем убил Александра. В самый первый свой визит Игорь не удержался и спросил, почему у умершего были такие странные глаза. Бармен удивленно посмотрел на врача и ответил, что ничего странного в них не было — обычные голубые.

И вот сегодня, едва Игорь переступил порог, навстречу ему кинулся Михаил, один из официантов:

— Новый хозяин появился. Вы ведь его искали?

Игорь кивнул, не в силах поверить, что наконец дождался. Он вопросительно посмотрел на парня. Тот показал глазами в сторону крайнего столика, где по стулу растекся черноволосый мужчина, лениво куривший и прихлебывавший кофе.

Если он и был братом Александра, то внешнее сходство отсутствовало напрочь. Одетый в шелковую «тройку», Рубиус производил впечатление богатого бизнесмена, но образ портили унизанные кольцами из алого камня длинные пальцы пианиста и камень-тезка, покачивающийся в ухе. Черные волосы были того странного оттенка, что выглядят в неверном свете темно-рыжими, словно кровавыми... В карих глазах вспыхивали искорки того же оттенка. Белая, цвета свежевыпавшего снега кожа и тонкие губы. Он смотрел на вышибалу оценивающе и как будто зло. Казалось, он чем-то удивлен и одновременно недоволен — правая бровь изогнулась дугой. Игорь, всегда бывший неравнодушным к готике, подумал, что с этого типа можно было бы писать классического вампира. Будь Рубиус актером, он получал бы роли обаятельных злодеев.

— Здесь занято, — выплюнул он, как только Игорь приблизился. — У меня нет желания вести бессодержательные беседы.

— Я жду вас уже месяц. — Игорь проигнорировал сказанное и представился: — Я врач, работаю в Склифе. Зовут меня Игорь. Именно к нам привезли вашего брата, и я был рядом, когда он умер. Александр просил вас найти и рассказать об этом.

— Садитесь. — Рубиус никак не выдал своего отношения к услышанному, лишь бровь вновь дернулась, и на виске бешено забилась голубоватая жилка. — Я весь внимание.

— Вашего брата расстреляли в упор какие-то бандиты. В него выпустили несколько обойм, и я до сих пор не понимаю, как он дотянул до больницы. Возможно, причиной послужила патология, зеркальное расположение органов. Хотя...

— Мы узнали о его смерти еще месяц назад, обстоятельства нам известны. Что он просил передать?

— Он бредил. Говорил что-то о войне, что сотворенные расы собираются развязать войну. Что ему удалось выиграть время, и это были ангелы. Похоже на сюжет какой-нибудь книжки. Умирающие часто смешивают реальность и фантазии.

— Он не сказал, сколько времени ему удалось выиграть? — поинтересовался Рубиус.

Игорь покачал головой.

— Что ж... Мне бы хотелось как-то отблагодарить вас. Среди людей редко встречаются те, кто выполняет обещания, и вы принесли мне очень важные новости. Чего бы вы пожелали?

Игорь молча переваривал услышанное. Наконец он решился:

— Я бы хотел получить ответы. В больнице произошло то, чего я не могу объяснить. Я пытался понять... Даже к священнику ходил! Я никогда не верил в бредни об инопланетянах, но то, как серьезно вы отнеслись к моему сообщению, наводит на размышления. Кто вы? Кем был ваш брат? Вы — не люди?

— Вы правы, — спокойно улыбнулся Рубиус, будто предвидя подобный вопрос. — Ни я, ни Александрит — не люди. Мы можем выглядеть, как вы, говорить, ходить, жить... как вы... но существуем мы иначе, чем вы. Мы — Драконы, Конструкторы. Ваш мир — лишь один из многих, мы принадлежим иному. Однако что вас навело на подобную мысль?

— Глаза вашего брата. На миг я увидел то, чего не существует в этом мире. Никакой мутацией нельзя объяснить подобное. Никаким обманом зрения. Нельзя придумать то, что невозможно вообразить.

— Что ж, спрашивайте дальше. У вас ведь есть еще вопросы?

— Война, о которой твердил ваш брат... Она затронет этот мир?

Рубиус покачал головой.

— Не буду врать. — Он вздохнул и устало потер переносицу. — Я не знаю... Поверьте, эти слова услышать от меня почти нереально, но я повторяю: «Не знаю». Все пошло кувырком, и я уже не понимаю ничего и не знаю, что делать... Но если человечество выживет в надвигающейся буре, вы станете одним из тех, кто помог этому произойти. Поверьте... Однако я разговорился, оправданием могут служить только три бессонные ночи... Вы хотите спросить еще что-нибудь? Мне пора... Время сейчас самая большая ценность, что есть в Сфере.