Владимир Ильин - Зимой змеи спят. Страница 182

— Не-ет, — неуверенно протянул Яша.

— А вообще когда-нибудь в этом кресле было больно?

— Нет! — быстро сказал Яша.

— А что ж ты?..

— Да кресло у вас очень страшное! — признался Яша. — Мне в том году зуб в таком дергали…

— Ну, ну, не выдумывай! — строго сказал Мадин. — Тоже мне, фантазер-сочинитель!.. Садись быстрее, а то я еще не обедал. Так… Надевай шлем на голову… представь, что ты танкист и сейчас помчишься в танке. — Эта нехитрая ложь иногда действовала на семилетнего Яшу. — Готов?

— Готов, — отозвался Яша, утонув с ногами в глубине кресла.

— Тогда повторяй за мной, — сказал Мадин, переводя психотрон в режим «Релаксация». — «Я спокоен… Я совершенно спокоен… Я дышу легко и свободно…Мое сердце бьется спокойно и ровно…»

Когда дыхание мальчика стало размеренным и глубоким, а тело — податливым и гибким, Мадин переключился в режим внушения и стал диктовать заранее заготовленный текст:

«Человек, фотографию которого ты сейчас увидишь, — воплощение Дьявола. Он прибыл в наш мир, чтобы погубить его. Неисчислимые бедствия и страдания ждут человечество, если он уцелеет и начнет творить свои грязные дела. Твой долг — спасти человечество от этого исчадия ада. При встрече с ним ты сделаешь всё, чтобы уничтожить его… Он прибудет в наш мир… августа

2048 года, и произойдет это поздним вечером в Центральном парке Агломерации… Кем бы ты ни был и где бы ты ни был в это время, ты обязательно будешь ждать его появления, чтобы убить его… И пока ты не выполнишь свою великую Миссию, не будет тебе ни сна, ни покоя!»…

Мадин сделал паузу, а затем скомандовал мальчугану, погрузившемуся в гипносон:

— Яша, открой на секунду глаза!

И показал ему увеличенный фотопортрет Георгия Ставрова.

Яша Сверр был у Мадина уже тридцатым объектом внушения. Правда, в отличие от других, текст для него пришлось подбирать с религиозно-мистическим уклоном: мать мальчика, воспитывавшая его без отца, два года назад угодила в психушку с синдромом «белой горячки», но ее отрывочный бред наяву успел глубоко запасть ребенку в душу, и теперь оставалось только направить подсознательные страхи Яши в нужное русло. Другим детям Мадин внушал более правдоподобные вещи: тем, кто рано потерял родителей, — что Ставров убил их отца или мать; тем, кого часто били в детстве, — что Ставров и есть тот самый пьяный отчим, который так любил гоняться за перепуганными ребятишками с ремнем… В ход шла любая легенда, направленная на то, чтобы выработать у детей рефлективную готовность спустя много лет, не задумываясь о последствиях, убить указанного человека… Живые мины замедленного действия — вот в кого Мадин превращал своих воспитанников с помощью психотрона…

Время от времени Мадин звонил в Москву своим бывшим соратникам по Ассоциации.

Если бы кто-то из его мальчишек через много лет реализовал заложенную в него программу, туннель опять начал бы функционировать, но с каждым безрезультатным звонком надежды Мадина на благополучный исход таяли. Остановить Ставрова даже таким способом никак не получалось.

Мадин и не подозревал, что группе его бывших помощников из числа молодых энтузиастов полтора года назад удалось-таки обнаружить другой туннель радиусом действия почти в сто лет, но они решили эксплуатировать его без привлечения «отцов-основателей», как выразился один из них. Бескрайней энергии и щенячьего оптимизма наследникам дела Ассоциации было не занимать, и они с головой погрузились в подпольную деятельность новой организации, которую решили назвать емко и незатейливо Службой. При этом, видимо, подразумевалось, что главная цель второго поколения путешественников во времени — служение интересам человечества.


Если бы новоявленным радетелям за «счастье народное» кто-нибудь сообщил, что их деятельность в конечном счете приведет к гибели всего мира, они бы возмутились и сочли бы подобное заявление попыткой шантажа и происками со стороны невидимых врагов.

Но сообщить об этом основателям Службы было теперь некому.


г. Москва, 1998–1999 гг.