Александр Зотов - Еще один Фэнтезийный мир

Зотов Александр Андреевич

Еще один Фэнтезийный мир

книга первая

Посвящается всем тем сумасшедшим,

которые занимаются таким бесполезным делом, как сотворение новых миров.

Фальт в переводе с алъяна – языка древних, означает центр. Получается, что Фальтьяра – это центр мира. Жители этого мира никого не сожгли за предположение, что мир круглый, на солнцах, которых, надо заметить, здесь два: одно – желтое и побольше солнца мира, называемого Земля, а другое красное, но оно не больше пятака на вытянутой руке, есть пятна или что есть бесконечное, ну или почти бесконечное число других миров. Они только уверены, что они – центр вселенной, и самое удивительное, что они правы, по крайней мере для своей реальности. И оба солнца, и несколько звездных систем, и галактики, центры которых находятся в нескольких тысячах световых лет отсюда, и вся оставшаяся вселенная, все, повторяю, все крутится вокруг Фальтьяры.

Вы спросите, почему вокруг мира, который не является самым магическим или технически продвинутым, не населен самым просвещенными и возвышенными существами, или, на худой конец, самыми испорченными и тупыми гуманоидами, почему вокруг него все крутится? На этот вопрос никто во всей вселенной, даже тот, кто все сотворил, не знает ответ.

Ученые и философы, маги и священники Фальтьяры, с тех самых пор, как они обрели речь и нарисовали первый наскальный рисунок, выдвигали теории, изрекали истины, составляли формулы и пентаграммы, создавали верования и секты, спорили с пеной у рта, рвали друг другу бороды, отправлялись в священные походы, грабили и убивали, но, несмотря на все эти усилия, каждый раз, когда они почти добирались до истины, выдвинутая ими теория с треском разваливалась.

К истине иногда приходили завсегдатаи кабаков, когда в пьяном бреду изрекали, в полной уверенности в своей правоте (ведь известно, что пьяный всегда прав) предположение, что создатель был, наверное, немного не в себе, когда создавал мир. И создал его вопреки всем стройным законам гравитации, которые он сам, кстати, и установил. Он центром вселенной сделал совершенно случайную точку, странно, что он вообще попал в мир, да еще и заселенный, а не в пустоту или, скажем, в какой-нибудь астероид.

Но так случилось. И понятно, что из-за этого уникального местоположения кто-нибудь, когда-нибудь, рассказал бы об этом не самом скучном мире.

Глава 1

Один из героев этого повествования, через несколько поколений после его ухода, странным образом обзавелся дюжиной мест рождения, одно необычнее другого, королевскими кровями, и даже новым именем.

В действительности же он родился в одной маленькой горной деревушке, называемой Задница бога. Какого именно бога не уточнялось. В Фальтьяре было несколько сотен богов. Это объясняется тем, что Фальтьяра все-таки магический мир и силой веры и фанатизма разных сект и религий эти боги один за другим и появились. Деревушку эту для краткости все в округе называли просто Задница. Так что понятно, что когда какой-нибудь историк писал впоследствии о великом герое, он не мог написать, что тот из Задницы, пусть даже и бога. Приходилось как-то выкручиваться, придумывать красивые названия.

Имя родители дали герою тоже не особо благозвучное Шусандрикс-скотник или просто Шус. Дело в том, что в Фалкийских горах, как, впрочем, и в большей части Сапхонских равнин к имени, которое почти всегда ничего значило или его значение давно забыли, прибавлялась еще и профессия, которой займется процентов на семьдесят тот, кто получает имя.

Шус не получал образования и вообще всего такого. Он не сильно отличался от своих сверстников. Так же как все играл и гонял коз и бараномамонтов. Но все изменилось, когда Шусу было шестнадцать.

В Задницу пришел человек в остроконечной шляпе, мантии, загнутых туфлях и с посохом. По всему его виду, а еще я забыл сказать, что у него была борода, можно было заключить, что он волшебник.

В Фальтьяре были и волшебники, и ученые и все как-то так уравновешивалось, что ни в одной области – ни в магии, ни в науке никто не мог достичь превосходства.

Волшебник сел на пень около пруда, у которого играли подростки. Среди них был и Шус. Волшебник сидел в течение нескольких часов, но они и не подозревали, что за ними следят. Спустя какое-то время после того, как все разошлись, волшебник встал и пошел в ту же сторону, что и Шус. Он подошел к двери одного из домов и постучал в нее посохом. Минут через десять, когда волшебник уже барабанил в дверь всем, чем можно, с другой стороны к двери подошел кто-то. Он спросил:

– Кто там!!?

– Открой дверь и узнаешь.

– Я спросил: «Кто там?!!!»

– Ладно. Тот, у кого есть мешочек с золотыми и кому не терпится с ним расстаться, за определенную компенсацию, разумеется.

Дверь раскрылась ровно настолько, чтобы высунуть голову. Голова имела помятое грубое лицо с красным носом и перегаром изо рта. Голова осмотрела того, кто оторвал ее от бутылки, что не прибавило ее обладателю хорошего настроения.

– Волшебник!? Тебе чего надо?

– У тебя есть сын?

– У меня семь сыновней и четыре дочки. А зачем тебе?

– Ты позови их и пропусти меня.

Только обладатель головы хотел захлопнуть дверь, как в руках у волшебника он увидел золотой. В течение нескольких, протяженностью в бесконечность, минут жадность боролась с недоверием ко всем чужакам, а в особенности к волшебникам. Но в результате победила жадность, он схватил золотой и закричал.

– Дети, быстро вниз, а не то я вас отправлю языком выскребать бараномамонтовый хлев.

Дело в том, что бараномамонты производят не только кучи шерсти, но и кучи отходов, тоже совсем не маленькие.

Не дождавшись предложения войти, волшебник сам пересек порог хоть и грязного, но крепкого и добротного дома. Сел на стул, который, как и все вокруг, был похож на хозяина дома, то есть был грязный и крепкий.

Со второго этажа и из двери в сад стали выбегать один за другим дети. Они тоже были добротные, грязные и крепкие. Отец пересчитал по головам своих детей, старшему из которых было уже двадцать два, и остался недоволен.

– Кого нет!? Откуда-то из середины толпы донеслось:

– Шуса, он висит на сосне во дворе, отец. Хозяин дома и отец этих детей подошел к двери и закричал:

– Шус, а ну быстро прыгай, а не то я сейчас сам залезу и помогу тебе слезть!

Шус, знавший по опыту подобную помощь отца, которая грозила синяками и ссадинами, закрыл глаза и отпустил руки. Пролетев три метра с небольшим, он упал на охапку листьев и отделался ушибленным боком и разбитой губой. Шус поднялся и вбежал в дом. Получив дежурный подзатыльник от отца, он стал со всеми. Пожалуй, он был одним единственным, выбивающимся из рядов своих братьев и сестер. Волшебник несколько минут смотрел на детей и спросил: