Василий Головачев - Не берите в руки меч (Повесть в рассказах). Страница 37

Евхаристий оглянулся, скалясь, отскочил:

– Двое на одного? Это не по правилам!

– Брось меч! – хрипло выговорил Олег. – Мы тебя отпустим, обещаю.

– К черту ваши обещания!

Монах стремительно атаковал Виталия, заставив его отступить, и… метнулся в конец пещеры, нырнул в проход, ведущий в зал с Мечами Зла и Порока.

– Мы еще встретимся, скоты! – донесся его удаляющийся голос. Что-то звякнуло, и наступила тишина.

Друзья переглянулись.

– Надо его обезоружить, – сказал Северцев.

– Я схожу, посмотрю, – предложил капитан Мальцев, быстро направился к проходу, исчез.

Катя опустилась на колени рядом с Дмитрием, обняла его, заплакала:

– Прости, я чуть тебя не убила…

Он зашевелился, обнял девушку одной рукой, притянул к себе:

– Ты спасла меня…

Появился капитан, держа в руке Иезек – не за рукоять, а за лезвие. Проговорил с удовлетворением:

– Он его бросил.

– А сам где?

– Не знаю, но там его нет.

Сундаков опустил свой сверкающий меч, посмотрел на Северцева:

– Значит, второй выход все-таки существует.

Олег пожал плечами, но ответить не успел. В зале появился человек – высокий седой старик в белых одеждах, кое-где в дырах и прорехах от осколков гранат.

– Хранитель…

– Здравы будьте, витязи, – произнес старик глубоким баритоном, поманил пальцем капитана. – Верни Пожиратель Душ и остальные символюты на место.

Мальцев поклонился, ни капли не удивившись гостю, нашел Котравей, подобрал Боривой и унес мечи в соседний зал. Оттуда прилетел гулкий треск, затем еще два стука потише, стены пещеры содрогнулись. Через полминуты капитан вышел обратно, отряхивая руки, снова поклонился старому волхву. Тот кивнул. Мальцев повернулся к путешественникам лицом, дернул щекой. И лицо его вдруг изменилось.

– Капитан Коряцкий?! – пробормотал Северцев. – Не может быть!

Сундаков тоже смотрел на приятеля с удивлением, но ошеломленным не выглядел. Он уже начал понимать, в чем дело.

– Вот, значит, как. Я еще в конторе почувствовал… ты выходил… а вернулся каким-то странным…

– Пришлось готовиться в спешном порядке, – ухмыльнулся капитан, пряча пистолет, – натягивать на себя личину Мальцева, превращаться в лицедея. Мы предполагали, что готовится нападение на Обитель, но не знали, кто и как нанесет удар.

– А Игорь Мальцев…

– Ваш приятель работает в обычном режиме и ни о чем не догадывается.

– Значит, вы…

– Вершитель Службы контроля ведической истории к вашим услугам. – Капитан щелкнул каблуками.

– Понятно. И тех бедолаг снаружи – монаха и мордоворота в коже – вы не отпускали на самом деле…

– Естественно, их ждали мои люди.

– А Евхаристий? Неужели он ушел?

– Он искусник, – проговорил старик-волхв. – Если бы сражение – песнь мечей – произошло на открытом воздухе, вне стен Обители, вы скорее всего погибли бы. Потомок Чернаги знает боевое слово. Поэтому мы и позволили ему проникнуть в Обитель, где его сила почти не действует. Победить его можно, но вам придется долго этому учиться. Если захотите.

– Почему он оставил меч?

– Потому что мечи связаны с Обителью особым наговором. Чтобы этот наговор снять, нужно его знать. С Иезеком Евхаристий не смог бы выйти за пределы Обители.

– Значит, мы зря беспокоились, зря затеяли эту драку?

– Нет, не зря.

– И все же нас… использовали? – тихо сказал Дмитрий, с трудом поднимаясь с колен.

Все оглянулись на него.

– Это было Испытание, – сказал Хранитель мягко. – Но не мы его готовили. Враги нанесли упреждающий удар – захватили девушку и заставили вас на какое-то время служить им. Вы оказались на острие их замысла. Но благодарение богам – вы справились. – Он поклонился.

Дмитрий покраснел:

– Я… не справился… меч был… сильнее меня…

– И все же ты почти одолел его. Если бы он подчинил твою душу, ты не пощадил бы никого. Так что не казнись. Тебе досталась самая тяжелая ноша, однако ты преодолел себя. Долгой тебе жизни, витязь. – Хранитель поклонился еще раз, прищурился. – На свадьбу позовешь?

Дмитрий растерянно посмотрел на Катю, на волхва:

– Да, конечно…

– Тогда еще встретимся.

Хранитель мечей кивнул и исчез.

Мужчины посмотрели друг на друга, перевели взгляды на капитана Коряцкого.

– И все же ваше Испытание… – начал Северцев хмуро.

Сундаков остановил его жестом:

– У нас был выбор?

– Разумеется, – кивнул капитан спокойно. – Вы могли бы и не рисковать, попытаться найти меня, предупредить и ждать, что выйдет.

– И все же вам надо было сразу все объяснить…

Капитан Коряцкий поиграл бровью, разглядывая смурные лица путешественников.

– Мы и так открылись вам слишком рано. Вы еще не научились решать проблемы до их возникновения. Надеюсь, научитесь. Пойдемте, я провожу вас.

– Мечи… – спохватился Сундаков.

– Замкните их.

Северцев посмотрел на лезвие своего меча, провел по нему пальцем, заметил взгляд капитана и подошел к столбику. Примерился, одним движением вогнал меч в середину столба. Столбик-орт окутался сеточкой молний, вверх поднялась струйка дыма.

– Задатки у вас есть, – усмехнулся Коряцкий. – Не каждому дано вставлять мечи в замковые орты, ведь это не простые камни, какими они кажутся, а заговоренные.

Сундаков молча нашел пустой столб, одним ударом вонзил меч Руслана по самую рукоять. Вспыхнули и погасли красивые змейки молний. Виталий задумчиво постоял у столба, посмотрел на Северцева.

– Не предполагал, что мне когда-нибудь понадобятся навыки мечебоя.

– Я тоже, – криво усмехнулся Олег. – Как там говорится у классика? Не уверен – не бери в руки меч?

– Нечто вроде: не вытаскивай меч из ножен всуе.

– Идемте, экстремалы, – поторопил их капитан Коряцкий.

Они зашагали к выходу, делая вид, что не замечают Дмитрия, но вдруг остановились, ударили ладонь о ладонь и вернулись к стоявшей без движения паре. Обняли Дмитрия и Катю за плечи. Молча. И так стояли несколько мгновений, объединив мысли и чувства, желания и души, веря в себя и в то, что жизнь имеет смысл.

Примечания

1

Кэндо – фехтование на мечах (яп.).

2

Барс – боевая армейская система, культивируемая в спецназе ГРУ.

3

«Пашка» – пистолет «макаров-2М» (жаргон спецслужб).