Иар Эльтеррус - Хранитель[СИ]. Страница 2

  'Предупреди Триаду. Но никто из Троих не должен тебя видеть.'. Это подобные Архону умели лучше всего. Огромная фигура на миг подернулась дымкой, и Серый Вестник принял обычную, рабочую форму: невысокая фигура в сером плаще, скрывающем лицо от любопытных взглядов. Архон привычно смял прошлое и будущее воедино и шагнул вдаль... на плавящийся от летней жары асфальт. Рядом с ним пробегал светловолосый рослый мальчишка. Вестник схватил его за плечо и заговорил. Он изъяснялся на извечном языке пророчеств, но мальчик прекрасно его понимал - потому что этот язык понимали все, во всей Метавселенной, воспринимая его самой душой.

  - Однажды появится в твоей жизни Синий Меч, что станет судьбой и твоей, и плоти и крови твоей; Меч, несущий силу...

Часть I

  Глава I

Нилайх, Синий Домен Девятимечья

Пустоши Хары, Замок Таргана

  Звуки шагов разбивались о высокий каменный свод, ширились, достигали скрытых полумраком стен помещения. Здешняя акустика сделала бы честь любому театру, но почему-то принадлежала темнице. Необычной темнице: ни одна решетка не пыталась сдержать пленника, тюрьма достигала размеров средней городской площади, а в плену находился Синий Патриарх. Хотя... последняя странность прекрасно объясняла первые две - не существовало на Нилайхе решеток, способных удержать Великого Дракона Предела, а в маленькое помещение Райх просто не поместился бы. Дракона весом в сорок тонн, с размахом крыльев более двух десятков метров в крохотную клеть, где держат обычных пленников вместить мог только Владыка. Впрочем, Тарган надеялся им стать.

  Дракон безучастно лежал на иссиня-черном полу, вымощенном из камня Темных Троп. Длинное тело переливалось в свете огромного 'светлячка', висевшего под потолком в самом центре помещения. Светящийся шар внешне полностью повторял голубой Зеос, солнце Нилайха и прекрасно давал понять: в этой темнице правит бал магия. Впрочем, любой, оказавшийся здесь, понял бы это и без магического шара: шесть могучих колонн, испещренных затейливыми знаками, окровавленный алтарь, огромная треугольная вязь рун и линий... В зале откровенно пахло магией, а где магия - там и творящий ее маг.

  Тарган не спеша прошелся перед лежащей на полу головой дракона, задумчиво почесал затылок. Зрелище могло бы внушать тревогу: между человеком и огромной пастью не виднелось никакой преграды, способной защитить Таргана, если бы дракон вдруг решил напасть на него. Однако, впечатление беззащитности мага, на самом деле, оказалось бы ошибочным. Таргана надежно защищал невидимый магический щит, плотно натянутый между расписными колоннами. Невысокие, в человеческий рост, они тем не менее надежно сдерживали Синего Патриарха, не позволяя ему уничтожить надзирателя. Тарган протянул руку и коснулся 'Стены'. Именно так назвал плетение самовлюбленный маг. По форме это заклинание представляло скорее купол, чем стену - поднимаясь вверх, стены шестиугольника смыкались прямо под освещающим зал 'светлячком'.

  Райх поднял голову, оскалил огромные, в половину человеческого роста клыки. В месте, где маг коснулся стены, заколыхались волны синеватых всполохов - Предел. Удивительно, но существо бывшее сутью магической сверхстихии оказалось бессильно перед заклинанием, построенным из нее. Как великий теоретик магической науки, Синий Патриарх не мог не восхищаться 'Стеной' - сложнейшее заклинание показывало огромный талант Таргана. Тонкая, не толще стенки мыльного пузыря, 'Стена' с легкостью выдерживала физический удар любой силы, но далеко не в этом состояла ее главная особенность. Заклинание наглухо закрыло дракону доступ к низшим гармоникам Предела, откуда он и черпал силу. Внутри купола у Райх не мог обратиться к магии. Синий Патриарх признавал гений Таргана, но от того лишь больше ненавидел: с подобным талантом они могли многого добиться вместе. Но маг решил выступить против него - и преуспел, навсегда вписав имя в анналы истории.

  В любой работе есть момент, когда хочется бросить все, и заняться чем-то другим. Когда кажется, что цель недостижима, способа не существует, и все, абсолютно все, бессмысленно. У кого чаще, у кого реже - но подобные моменты случаются у всех. К концу пятнадцатого года попыток, у Таргана приступы уныния случались каждый день. Но он имел прекрасный способ победить депрессию и с новыми силами взяться за решение неприступной, попросту невозможной в предельной наглости задачи - найти Дух Предела на Земле, еще до того, как тот встретится с Извращающим Горести, Синим Мечом Предела.

  Когда задача казалась Таргану неразрешимой, он касался 'Стены', смотрел на, пусть и не сломленного, но плененного его гением Синего Дракона, и вера в собственные силы возвращалась к нему. Маг снова становился полон уверенности в том, что для него нет ничего невозможного. И поэтому маг уже давно забросил специально построенный заклинательный зал, и переделал темницу под рабочее место.

  Тарган проводил взглядом бегущие по поверхности 'Стены' волны, и внезапно ему стало все ясно. Сотни попыток, конфигураций, разных частот. Откровенно неудачные и почти удачные вязи, миллионы эрг энергии... Все сложилось в четкую и выверенную картину. Тарган захохотал.

  - Понял! Сожри меня Владыка, я понял!

  Дракон тихонько вздохнул. Именно так ему показалось, но от могучего вздоха по залу прошелся слабенький ветерок, приподнял исписанные мелким почерком листы, в изобилии лежавшие на резном столе релхийского каменного дерева. 'Стена' надежно препятствовала любому физическому воздействию, но позволяла воздуху свободно проникать сквозь магический купол - иначе Райх уже давно бы задохнулся.

  - Ну что ты мог понять, Тарган? Ну как так, ты уже пятнадцать лет бьешься над этой задачей, и никак не поймешь - это невозможно. Ну не подлежит Дух любым методам поиска, хоть убей!

  Дракон замолчал. Тарган не имел пути для отступления - пленив Синего Патриарха, маг встал на путь, с которого нельзя свернуть. Или победа - и могущество Владыки, подкрепленное прекрасным знанием теоретической магии, или неудача - и пепел, который развеет по ветру разъяренный Дракон Предела.

  - Нет, Райх, ты ошибаешься! - улыбку мага сменила ярость, заплескалась мутными озерами на дне серых глаз. - Для меня не существует ничего невозможного!

  Тарган обернулся к дракону спиной. В глубине зала виднелся огромный узор, местами заползающий на стены - мешанина светящихся линий, знаков и рун магического языка. Невероятный артефакт строился больше десяти лет, представляя собой дикое месиво артефактной и ритуальной магии, использовал наработки орочьих камов и давно позабытые ритуалы эльфийских Стражей. Для решения стоящей перед ним проблемы Таргану пришлось сделать немалый прорыв в малоизученной магии Времени. Далеко не каждый родитель вкладывает столько сил и чаяний в собственное дитя, сколько Тарган вкладывал в заклинание. Что неудивительно - ведь от этого зависело не только его будущее, но и сама жизнь мага.