Сергей Михайлов - Бой(СИ). Страница 2

Как и ожидал Сергей, движение получалось не таким быстрым, как планировал лейтенант. Через час поднялись на перевал, отделявший высокогорное озеро. Бреге скомандовала:

- Отдых!

Командирский 'глаз', напоминавший крупную земную стрекозу, опустился к ней на плечо, и юркнул в ранец. Сергей одобрил: 'Правильно, лейтенант. Надо беречь технику, 'стрекозы' еще пригодятся'. Теперь идти придется все время вниз, и до самой кромки далекого леса все видно и так.

- Кротов!

- Слушаю, лейтенант.

- Я смотрела перед операцией твое дело. Воевал в похожих условиях?

- Приходилось.

Он на несколько секунд задумался. Неужели это было со мной? Горы, духи, зеленка.

- Я понимаю - здесь конечно труднее, но мы выполним задание, несмотря ни на что.

Кротов чуть не поперхнулся. 'Она пытается подбодрить меня! Я что, выгляжу хуже всех? Ну, девочка, ну насмешила. Вам бы станину от восемьдесят второго миномета за спину и вверх на перевал, а поднялся - не до отдыха, оборудуй огневую среди камней'.

Уже шагая в конце колонны, он никак не мог успокоиться: 'Здесь труднее! Да здесь курорт!'

Через пару часов шарик местного солнца забрался в зенит, и стало ощутимо жарко. Землянину приходилось самому включать терморегуляцию бронекостюма. Он единственный из всей группы не имел вживленных чипов. У остальных 'броня' сама реагировала на любую мысль о жаре или холоде.

Но Сергей не завидовал. Во время событий на Зорне, отсутствие имплантантов в голове спасло жизнь не только ему, но и, по большому счету, всему цивилизованному миру.

После длинного привала, совмещенного с обедом, двинулись дальше. Среди камней стали попадаться кустарники. Замелькала местная живность - небольшие животные, похожие на покрытых мехом ящериц. Лейтенант опять подняла в небо свою 'стрекозу'. Но кругом царило мирное спокойствие.

- На хрен было высаживаться так далеко, - по солдатской привычке ворчали спецназовцы.

Лес встретил прохладой и приятным ароматом разогретой лесной подстилки. Подлеска почти не было. Ровные гладкие стволы поднимались вверх и только там, в вышине, сплетались кронами.

'Ну, точно курорт, даже лес, как парк'. Появилось противное предчувствие беды. По опыту Кротов знал, если сначала все идет хорошо, значит скоро подбросят дерьма.

Словно в ответ на его мысли, лес начал мрачнеть. Ближе к подножию растительность становилась все разнообразнее. Хотя деревья все также держались на почтительном расстоянии друг от друга, идти стало труднее. Колючий малолиственный кустарник постепенно захватывал все пространство между стволами. Кроны деревьев стали гуще и солнечный свет уже не пробивался вниз.

Зардерец, шедший впереди, совсем пропал из виду. Лишь иногда в шлеме звучал его голос. Сергей взглянул на экран коммуникатора - пора бы остановиться, они приблизились к границам поселения.

- Все ко мне!

'Девочка не зря ела паек в академии. Соображает'. Кротов скользнул между деревьями и замер за спиной лейтенанта. Та, не оборачиваясь, спросила:

- Все в порядке?

- Лучше не бывает! - он не стал делиться своей тревогой с начальством.

- А вот мне что-то тревожно.

'Ты смотри! Учуяла, - Ленда вызывала все больше симпатий. - Посмотрим, как она в бою. Тьфу! Тьфу! - Лучше не надо'.

Землянин почти сразу после школы попал в армию, и ничего кроме войны не видел. Она стала его жизнью. Но каждый раз, перед боем, весь его организм восставал - хоть бы что-нибудь произошло, лишь бы не идти туда - в огонь и смерть. Лишь потом, когда все начнет гореть и рваться, когда надо действовать, чтобы выжить, лишь тогда противная неопределенность исчезала и жизнь обретала смысл.

Наконец, из зарослей вышел зардерец.

- Что так долго?

Ивезимо проигнорировал вопрос и уселся возле Сергея. Лейтенант положила планшет и развернула голограмму. До границ жилой зоны около трех километров.

'Час делов', - прикинул Сергей.

- Отсюда начинаем радиомолчание. Идем на расстоянии прямой видимости. Все переговоры знаками.

Все кивнули.

- Порядок движения прежний. Бдительность удвоить. Включить маскировку.

Четверо разведчиков исчезли, слившись с окружающим. Сергей тоже нажал сенсор на коммуникаторе и закрыл щиток. Мир сразу словно просветлел, видимость улучшилась.

Сергей перебросил из-за спины игольник и, выждав дистанцию, двинулся вперед. Стараясь не потерять фигурку Моа, шагавшего перед ним, он внимательно осматривал лес. Пока ничего необычного. Да и вряд ли глазастый зардерец что-нибудь пропустит.

Появились первые следы деятельности колонии. Лес рассекала новенькая дорога. Убедившись, что она пустынна, разведчики по одному перебежали блестящее, недавно уложенное, полотно.

Деревья начали редеть, впереди появился просвет. Моа махнул рукой, показывая, что надо уходить вправо. Растянувшись в цепь, они вышли к границе леса.

- Твою медь!

Внизу в котловине горел городок. Сергей опустил щиток и взглянул на остальных. Без обработки изображения фигуры тут же исчезли. Он выругался и снова поднял щиток. Потом без команды пошел к лейтенанту. Другие спецназовцы тоже начали подтягиваться к командиру.

- Лейтенант, что дальше? - Грег был самым нетерпеливым.

- Наблюдать! - она зло оглянулась. - Я вас что - собирала?

Опытные вояки, одернутые вчерашним курсантом, пристыжено расползлись по своим местам.

Городок уже догорал. Тот, кто разместил его здесь, явно руководствовался не только практическими соображениями. Базу поставили в излучине небольшой реки. Бывшие когда-то белыми, аккуратные домики не жались вплотную к речке. Вдоль берега оставалось метров сто чистенькой зеленой травы, изрезанной тропинками. Кое-где стояли беленькие скамейки. Место для прогулок.

То, что сейчас там происходило, напомнило Сергею родную Землю. На самом берегу, спиной к реке, стояли трое людей в окровавленной рваной одежде. На одном был обгоревший белый комбинезон врача или лаборанта - видно выдернули с рабочего места. На скамейке перед ними сидел человек в нестандартном навороченном бронекостюме, но без шлема - длинные волосы опускались на спину. Рядом стоял боевой андроид, это было понятно по тому, что в обеих руках он держал по гранатомету, направленному на людей, но не разу не шелохнулся. Сергей знал, сколько весит это оружие. Ни один человек не сможет держать их, словно бластеры. Сидевший поднял руку, и одного из троих отбросило в реку. От дыры на груди потянулся кровавый шлейф. Оптика боевого шлема передавала отвратительную картинку до мельчайших подробностей, но со звуком было хуже. Чтобы что-то услышать, надо было запустить туда 'стрекозу' или 'муху'.