Лиланд Модезитт - Башни Заката

Лиланд Модезитт


Башни Заката


(Отшельничий остров — 2)

Еве и Сьюзен

с благодарностью за незабываемые

впечатления и за те уроки,

которые я должен был усвоить,

но до сих пор не усвоил


Часть первая МАСТЕР КЛИНКА

I

Дано ли вам уразуметь, как совмещаются разрозненные частицы? Не просто зримые, каковы Башни Заката, но и невидимые, подобно человеческому сердцу или душе волшебника?

Увидите ли вы истину? А хоть и увидев — поверите ли в нее? Ведь каждый человек пребывает в плену собственных стереотипов, пусть даже противоречивых. Пусть даже ему приходится примирять их.

Госпожа Мегера видела все, но невзирая на увиденное и сказанное ею, невзирая на истину Предания, ни логика, ни башни не срабатывали. Впрочем, логика и впрямь слишком зыбкая основа для реальности, каковой надлежит содержать в себе и гармонию, и хаос, особенно если знаком гармонии служит Черное, а знаком хаоса — Белое.

Даже логике надлежит пасть перед разумением тех, кто способен смеяться над собственными цепями, сотрясать хаос и изменять порядок в степени даже большей, нежели так называемые боги, а уж паче того — взывающие к ним. Или фурии, последовавшие за падшими ангелами небес.

Но бывал ли бог в Кандаре? И вправду ли на Крышу Мира нисходили ангелы? Насколько вообще истинно Предание? Канонические образцы не содержат никаких ответов, но всякий рассказ должен с чего-то начинаться, пусть даже его начало кажется то ли концовкой другой истории, то ли вставным эпизодом из середины эпического повествования. И вне зависимости от того, связаны они с устроителями порядка, либо же хаоса, приведенные в канонических образцах рассказы всегда неполны.

Что же касается Закатных Башен…

Хотя музыкант узрел их — Башни Заката, возвышающиеся над обрамляющими западный горизонт остроконечными пиками, — но кто обитал там?

Тем более что еще один взгляд — и они исчезли, оставив после себя лишь нагромождение клубящихся облаков, гонимых к подножиям гор бичами богов. Разве сверкающие в золоте утренних лучей ручейки подтаявшего льда не служат свидетельством их гнева?

Что может поведать дом о своем строителе? Меч о своем владельце? Что могут сказать они о тех, кого более не восхищают ни черты строения, ни обводы клинка?

Музыкант улыбается. Быстрая улыбка — вот все, на что он сейчас способен. Да еще возможность облечь в музыку представшее его очам. Ему предстоит петь, петь о башнях заката перед лицом маршала Западного Оплота, властительницы Крыши Мира.

Кто же еще взирает на Башни? И кто построил их — воистину ли ангелы Неба? У музыканта нет иного ответа, кроме того, что даст его музыка. Того, что даст его сердце, которое ныне холоднее, чем струны.

Достаточно сказать, что замок, именуемый Западным Оплотом, был основан давным-давно усопшей Рибэ, капитаном одного из быстрых небесных кораблей.

Ее далекий потомок… О нем и пойдет рассказ.

II

— Как только Западный Оплот перестанет господствовать над Закатными Отрогами, Сарроннин и Сутия падут, как перезревшие яблоки…

— Если меня не подводит память, подобный ход мысли стоил префекту Галлоса большей части его войска.

— Свет, да кто же говорит о войсках! — худой, как скелет, мужчина в белом поднял палец к небу, на молодом лице появилась улыбка. — Мы толкуем о любви.

— Какая связь между любовью и подрывом господства Западного Оплота?

— Я направил туда Верлинна. Как тебе это нравится, а? Верлинна в Западный Оплот?

— Но… как? Верлинн никогда здесь не бывает, его музыка разрушает содеянное Белыми братьями. Что…

— В том-то и прелесть. Одно маленькое заклятие… гарантирующее, что он обеспечит маршалу рождение сына. Первенца. И, замечу, заклятие даже не из числа чар хаоса.

— Но тебе же никогда не нравился Верлинн, разве не так? Еще с тех пор, как…

— Дело не в нем. Дело в маршале. Ты только подумай — ПОДУМАЙ! — она женщина. И ни за что не убьет первенца, хотя бы и мужского пола. Невзирая на Предание.

— Похоже, ты уверен в успехе. Но у нее нет детей, нет даже консорта.

— Как раз об этом и позаботится Верлинн.

— Пусть даже так, но это потребует времени.

— Как раз время-то у нас есть. Путь по-прежнему лежит не через Рассветные Отроги.

Его собеседник качает головой, но молчит.

III

Гитарист наигрывает ритмичную мелодию, точностью созвучий и упорядоченностью тонов приближающуюся к маршу. Он не поет.

Единственный, подчеркнутый вспышкой света, взгляд, брошенный с центрального каменного сиденья, покрытого черной подушкой, останавливает игру. Музыкант склоняет голову перед женщиной.

— Прошу прощения, милостивая госпожа…

Голос, столь же мелодичный, как звучание струн, навевает мысль о сумеречном лете, которое еще посетит Западный Оплот, пусть даже спустя века после основания крепости.

— Может быть, тебе следует поразмыслить о поездке в Хайдолар или даже в Фэрхэвен?

— Может быть, если таково твое желание.

Взгляд музыканта падает на ребенка, и его глаза темнеют.

А ребенок — едва начавший ходить мальчик с серебряными локонами — висит, уцепившись за подлокотник другого каменного кресла с зеленой подушкой на сиденье. Он вертит головой, глядя то на черноволосую женщину, то на мужчину с такими же серебряными, как и у мальчика, волосами.

— Сыграй еще одну песню лета, — приказывает она.

— Как пожелаешь.

Звуки, срываясь со струн, воспаряют ввысь. Мальчик видит взлетающие ноты и настолько увлечен этим зрелищем, что выпускает подлокотник и шлепается на серый гранит пола.

Ни гитарист, ни женщина на его падение не реагируют — они просто не обращают на это внимания. Не замечают они и блеска золота, которое мальчик пытается удержать розовыми пальцами. И слезы, наполняющие глаза ребенка, когда золото ускользает из его хватки, остаются незамеченными.

Мальчик с трудом поднимается на пухлые ножки и встает рядом со своим креслом. Его ручонки вновь ищут опору, а зрение и слух — гармонию и порядок созвучий, которые он и слышит, и видит.

Но непролитые слезы подступили и к глазам гитариста: песня лета подошла к концу.

За серыми гранитными стенами снова и снова завывает ветер. Падает снег…

IV

— Я что, должен напялить это? — свет из открытого двустворчатого окна падал прямо па легкие брюки из темного блестящего шелка. Они просвечивали, и лежавший юноша мог видеть сквозь ткань фигуру стоявшего в ногах кровати и державшего их человека. — Гален, но не можешь же ты серьезно…

Круглолицый мужчина постарше беспомощно пожимает плечами.