Война закончилась, львёнок (СИ) - "Линадель"

========== Глава 1 ==========

Сегодня Большой зал Хогвартса блистал. Начиная от потолка, который отражал сумеречное небо с плывущими по нему тяжелыми облаками, и заканчивая украшенными стенами, бесчисленными огнями, гирляндами и сценой, которая располагалась как раз там, где обычно стоит преподавательский стол. Все было прекрасно. Собравшиеся гости надели свои лучшие наряды. Женщины расхаживали в платьях цветов факультетов, на которых они учились еще в школе, мужчины также придерживались подобных расцветок или были в черных парадных мантиях. Сегодня в Большом зале присутствовали только взрослые волшебники, а учащихся разогнали по гостиным, к каждой из которых был приставлен мракоборец, ради спокойствия директора, конечно. Хогвартс сегодня принимал сотни волшебников в своих стенах и тому была веская причина.

Второе мая — празднование годовщины победы над Волдемортом и его приспешниками. Помимо самих Героев, здесь присутствовали многие люди, которые так или иначе приняли участие в этой войне. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей, но каждый из них оказал влияние на исход.

Сейчас гости только начали собираться. Все пили, здоровались и общались друг с другом, слушали музыку и ждали речей Министра и Героев войны. И, конечно, сильнее всех ждали любимцев общественности — Гарри Поттера, Рональда Уизли и Гермиону Грейнджер. Они пока отсутствовали. По традиции, сейчас им необходимо было дать интервью и сфотографироваться, и только потом они, наконец, смогут присоединиться к остальным. Будут речи, поздравления, и вот тогда можно расслабиться и получать удовольствие от праздника в стенах школы, которая у каждого волшебника оставалась в укромном уголке в сердце.

Северус Снейп оглядел Большой зал тяжелым взглядом. Как же он ненавидел эти бесконечные чествования из года в год. Бывший профессор зельеварения неоднократно пытался найти способ избежать присутствия на празднике, но указ Министра был предельно ясным. Должны присутствовать все Герои, получившие орден Мерлина. Спорить с Кингсли Бруствером - та еще абсолютно безнадежная идея. На это не было ни сил, ни желания. Проще было смириться.

Как будто он просил этот орден. Глупый мальчишка не смог держать язык за зубами, после того как узнал правду. Вместо того, чтобы сразиться с Волдемортом молча, он выложил ему всю неприглядную истину, а заодно и еще десятку людей, что наблюдали за схваткой.

После этого, профессора ждал неприятный сюрприз, когда он очнулся в Мунго, где целители чудом вытащили его с того света. Снейп с удивлением обнаружил, что к нему пытаются пробиться журналисты из Ежедневного пророка. Его стали навещать не только профессора, но и Золотое трио собственной персоной. Мерзость! Без судов, конечно, не обошлось. Но уже летом, спустя пару месяцев, он был вынужден присутствовать на церемонии награждения Героев войны.

Это вызывало досаду. Он не чувствовал себя героем, и уж тем более, не заслуживал ордена Мерлина Первой степени. Но, похоже, думал так только сам зельевар. Люди потеряли голову оттого, что наконец все закончилось, даже несмотря на то, что многие Пожиратели смерти еще не были схвачены. Волшебники были счастливы. Повсюду витал дух победы и радости. Наверное, в такие моменты люди многое готовы простить.

Сам же Снейп счастья не испытывал от слова совсем. Да, его жизнь стала менее напряженной из-за того, что больше не приходилось играть роль двойного агента, но счастье это не принесло. Наоборот, когда он вечерами сидел в своем кресле перед камином в Паучьем Тупике и пил огневиски, он часто думал о том, почему он жив? Дамблдор готовил его к тому, что он не останется в живых. Северус тоже отчетливо понимал, что либо попадет под мстительное заклятие одного из членов Ордена, либо где-нибудь проколется и Темный Лорд сам расправится с ним. Что ж, для этого сукиного сына даже проколы не нужны, чтобы он посчитал что ты должен умереть.

Снейпа из невеселых мыслей, вырвал голос профессора МакГонагалл:

— Северус. Вот вы где! — воскликнула она и пробившись к нему сквозь толпу, уже тише добавила, — Там репортеры из Пророка собирают Героев для общего фото, не могут найти только вас. Они ждут во внутреннем дворе…

— Минерва, не могли бы передать им, что не смогли меня найти, — голос Снейпа звучал ровно, но губы скривились в отвращении.

— Полагаю, что не могла бы, — сверкнув глазами, ответила профессор, — более того, вероятно, это последнее фото в общем составе. Я услышала сегодня от Министра, что этот год последний, когда Героев войны принуждают участвовать в праздновании. Далее все будет только по желанию.

Снейп вопросительно изогнул бровь и с приличной долей сарказма в голосе произнес:

— Мне с трудом верится в это, Минерва. Я думаю, что этим слухом Министр пытается добиться от нас наибольшего сотрудничества…

— Я так же говорила сегодня с мисс Грейнджер, — перебила его МакГонагалл, многозначительно посмотрев на него, — и она сказала, что ей с мистером Поттером изрядно надоело неутихающее внимание, подогреваемое каждый год Министерством, и Гарри оказал на Министра определённое влияние.

Северус был приятно удивлен этой новостью, хоть и до конца верил, что этот праздник мог стать действительно последним публичным выходом. Да, с каждым годом влияние Поттера в Министерстве Магии неумолимо росло и то, что он уже может оказывать влияние на самого министра, Снейпа ничуть не удивило. Что ж, даже сам великий Мальчик-Который-Выжил-Ни-Смотря-Ни-На-Что стал уставать от чрезмерного внимания. Возможно и Снейпа скоро оставят в покое. От этих мыслей настроение немного улучшилось, он улыбнулся Минерве уголками губ и поставив свой бокал, отправился во внутренний двор. Профессор МакГонагалл покачала головой, улыбнулась и двинулась за стремительно удаляющейся черной фигурой мужчины.

***Снейп стоял, прислонившись спиной к стене. Он лениво крутил бокал в длинных пальцах и скучающим взглядом смотрел на сцену, где сейчас произносили речь Поттер и его друзья. Они старались вести себя непринужденно перед несколькими сотнями глаз, обращенных на них, но все равно заметно нервничали. Снейп усмехнулся, глядя на Уизли. Похоже, чувствовали себя не в своей тарелке только Поттер и Грейнджер. Их друг купался в лучах славы и с его губ не сходила широкая мальчишеская улыбка. Они все держались за руки, но ободряющие взгляды друг на друга то и дело кидали только Гарри и Гермиона. Его взгляд упал на рыжую макушку Джинни Уизли и ее лицо было настолько каменное и непроницаемое, что Снейп, который в таких лицах был просто профи, понимал, что за ураган сейчас бушует внутри девчонки.

Он в этом году с удивлением отметил, насколько выросли все эти дети. На их лицах больше не блуждали глупые улыбки, разве что за исключением Уизли. Глаза были сосредоточены и серьезно осматривали все вокруг. У Снейпа из года в год складывалось ощущение, что они после войны так и не расслабились. Предельная сосредоточенность, напряженное тело, он считывал их постоянную готовность… к чему?

Северус знал, что им пришлось нелегко, тогда, пять лет назад, когда эти дети скитались по лесам и были в постоянных бегах на протяжении долгих месяцев. И отчасти в этом был виноват он. Его неотступно преследовало чувство вины. За все что пришлось делать. А теперь он стоял здесь и был частью этой победы.

Глаза Северуса снова вернулись к троице, что стояла на сцене. Сейчас говорила Гермиона Грейнджер, которую то и дело перебивал Уизли, добавляя от себя веселые пояснения. Его взгляд неожиданно пробежался по фигуре девушки, как будто впервые отмечая, что его бывшая ученица стала красивой женщиной. Красное платье соблазнительно облегало стройное тело, волосы собраны в элегантный пучок на затылке, открывая тонкую изящную шею и красивые плечи. Грудь вздымалась в неглубоком вырезе.

Снейп чуть не поперхнулся, когда осознал, о чем он думает, глядя на нее и поскорее отвел глаза, осматривая гостей. Речь Героев была последней запланированной, после чего на сцену вышли музыканты и заиграла музыка. Все окончательно расслабились и позволяя себе погрузиться в веселье. Профессор посмотрел на часы, пытаясь понять, сколько еще нужно потерпеть, чтобы удалиться без слухов и согласно правилам приличия. Понял, что достаточно долго, потянулся за еще одним бокалом и столкнулся руками с Гермионой Грейнджер, которая тоже подошла к столику и потянулась за выпивкой. Она подняла голову и встретилась с пронзительным взглядом темных глаз.