Пусть мертвый оживет - Чейз Джеймс Хэдли

Джеймс Хэдли Чейз

Пусть мертвый оживет

James Hadley Chase

MAKE THE CORPSE WALK

Copyright © Hervey Raymond, 1946

All rights reserved

© Н. Ф. Роговская, перевод, 2021

© Издание на русском языке. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2021

Издательство АЗБУКА®

Глава первая

Теплым летним вечером, в самом начале двенадцатого, черный хромированный «роллс-ройс» свернул с Кларджес-стрит на Керзон и остановился возле узкого прохода к площади Шеперд-Маркет.

У стены в глухой тени топтались две девицы в лисьих горжетках. Они окинули авто цепким профессиональным взглядом и вместе с понятным интересом ощутили, вероятно, жгучую зависть к тем, кто может позволить себе подобную роскошь.

Не считая девиц и «роллс-ройса», Керзон-стрит была пуста. Такое ничем не объяснимое затишье случается иногда в лондонском Вест-Энде.

Из машины вышел стройный шофер в щегольской форме. Он открыл заднюю дверцу и что-то сказал невидимому пассажиру, потом распрямился и в нерешительности посмотрел направо-налево.

– Не за нами? – спросила белобрысую товарку девица ростом повыше.

Блондинка прыснула.

– Размечталась! – Она потеребила выбившуюся прядь волос и спрятала ее под шляпку. – «Роллсы» есть, да не про нашу честь, подружка.

Заметив, что они переговариваются, шофер подошел ближе.

– Привет, ты за мной? – спросила высокая.

Совсем желторотый, удивилась она про себя, разглядев его бледное юное лицо. Желторотый или нет, но в странном выражении его глаз, в его не по возрасту скованных движениях ей почудилось что-то отталкивающее.

Шофер посмотрел на нее и, сообразив, чем она промышляет, слегка передернулся, но после секундного колебания все же задал свой вопрос:

– Где тут клуб «Позолоченная лилия», не знаете? – Голос у него был тихий, плоский, бесцветный – как будто вовсе без тембра.

– Господи! – в сердцах воскликнула высокая. – Полицейского не мог спросить? Я думала, ты по делу, а нет, так иди и не мешай работать.

– Спроси меня, – вмешалась блондинка, – я знаю.

Шофер подтянул за раструб кожаную черную перчатку, недоверчиво переводя взгляд с одной девицы на другую.

– Ну и где?

Блондинка улыбнулась. Ей, как и ее товарке, лицо шофера вблизи чем-то не понравилось.

– Клуб только для своих, с улицы никого не пускают, – уклончиво сказала она. – Там с этим очень строго.

– Не важно, – отрезал шофер, снова подтянув перчатку. – Говори где.

Блондинка насмешливо уставилась на него.

– Сам все равно не найдешь, тем более ночью. – Покосившись на высокую девицу, она вполголоса прибавила: – Могу отвести тебя, если отблагодаришь.

Блондинка перевела взгляд на «роллс-ройс». Из машины вылез человечек в длинном черном пальто и широкополой черной шляпе, низко надвинутой на лоб. Маленькие руки были спрятаны в белые замшевые перчатки. В начищенных до блеска туфлях отражался лунный свет. Шофер подал ему трость из черного дерева с золотым набалдашником, и тот не спеша направился к девицам.

– Так ты знаешь, где найти клуб, милочка? – поравнявшись с блондинкой, спросил он.

Она с любопытством уставилась на него. Из-под шляпы, скрывавшей верхнюю часть лица, виднелся маленький рот с красными полными губками и подбородок, выставленный вперед, словно палец обвинителя.

Блондинка кивнула.

– Могу отвести вас, если вы меня отблагодарите. Вы что, иностранец? – неожиданно поинтересовалась она.

– Какая догадливая! – Полные красные губы растянулись в улыбке. – Но довольно слов, время дорого. Отведи меня в клуб, и я дам тебе фунт.

– Лучше бы два, миленький, – не растерялась она. – Нынче я в прогаре, хоть плачь.

Он стянул перчатку, в лунном свете ослепительно сверкнул бриллиант на пальце.

– Ты знаешь Ролло? – негромко спросил он, заглядывая ей в лицо.

Девица насторожилась и нехотя выдавила из себя:

– Ну допустим, а что?

– Мне надо бы кое-что разузнать о нем. – Рука вместе с бриллиантом скрылась за пазухой и тут же появилась вновь с толстым рулоном фунтовых банкнот.

Блондинка ахнула: в рулоне было, наверное, больше сотни.

– Я хорошо заплатил бы за информацию, – сказал человечек, украдкой озираясь, словно боялся вызвать неодобрение своего шофера. – Если она того стоит.

Девица тоже боязливо посмотрела по сторонам. На улице снова стали появляться люди. Невдалеке блеснули стальные пуговицы патрульного полицейского.

– Пойдемте ко мне, здесь не место для разговоров.

– Лучше прокатимся, – сказал он, решительно беря ее под руку и увлекая к машине.

Шофер распахнул дверцу, и они сели.

Утонув в мягких подушках, блондинка зашлась от восторга: сидишь, как на облаке!

Между тем человечек, не выпуская из левой руки свернутых в рулон денег, правой открыл отделанную орехом панель у себя под боком и достал золотой портсигар.

– Сигарету? – предложил он, едва взглянув на свою спутницу, и поднес ей диковинную зажигалку (чуть раньше он включил на панели какое-то небольшое устройство, и там вспыхнул красный ореол).

Когда она со вкусом затянулась, он сказал шоферу:

– Сделай небольшой круг, далеко не уезжай.

– Какое блаженство! – вздохнула девица, как только автомобиль плавно тронулся с места. – Я бы все отдала за такую машину!

Человечек хмыкнул.

– Поговорим о деле. Итак, ты знаешь Ролло?

Блондинка лихо стряхнула пепел на ворсистый ковер под ногами.

– Ролло не любит, когда о нем болтают. Я сильно рискую.

– А риск стоит денег, правильно я понимаю? Вот, возьми, может быть, так тебе будет спокойнее. – И он отсчитал десять фунтов.

Она поскорее сунула деньги в сумочку, не спуская глаз с тугого рулона в его руке.

– Да, знаю.

– Он хозяин «Позолоченной лилии»?

Она кивнула.

– Что это за клуб?

Девица секунду помедлила.

– Ну, в общем, это не просто ночной клуб. Туда приходят потанцевать. – Она задумчиво смотрела на тлеющий кончик сигареты и прикидывала, что бы еще такое сказать, не подставляя себя под удар. – У них хороший джаз-банд, – сообщила она. – Шикарное место, но пускают только своих. Если ты не член клуба, тебе вход закрыт. – Она метнула на собеседника быстрый взгляд и сразу отвела глаза в сторону. – По себе знаю, пыталась туда пройти. Даже членам клуба запрещено приводить с собой посторонних.

Человечек сидел нахохлившись, неподвижно сложив руки на золотом набалдашнике трости.

– Продолжай, – велел он умолкнувшей девице.

– А что продолжать? – Она инстинктивно прижала к себе сумочку. – Еще там можно поесть… Вступительный взнос заоблачный. Надо думать, Ролло не бедствует… – Последние слова прозвучали невнятно – ее воображение иссякло.

– Ты ничего мне не рассказала. Все это я и сам мог узнать: достаточно позвонить в клуб по телефону, – сварливо заметил человечек. – Я не привык бросать деньги на ветер. С этим клубом не все так просто, как ты тут изображаешь. Ну, что там не так?

– Не знаю, – насупилась она. – Ну, слышала я кое-что, не стану же я повторять, людей подводить, мало ли что говорят.

– Ты это к тому, что Ролло скупает краденое и приторговывает наркотиками?

Она фыркнула:

– Ну да, говорят.

Человечек, казалось, уже не слушал ее. Он ткнул в какую-то кнопку сбоку от себя и скомандовал в миниатюрный микрофон:

– Возвращаемся.

«Роллс-ройс» замедлил ход, остановился, сдал назад и развернулся в ту сторону, откуда приехал. Через несколько минут автомобиль вновь остановился возле прохода к Шеперд-Маркет.

– Отведешь меня в клуб, – распорядился человечек и вылез из машины.

Оказавшись возле шофера, который придерживал дверцу, пока они высаживались, блондинка почувствовала на себе его испытующий взгляд. И пока она со своим малорослым спутником шла по узкому полутемному проходу, ее не оставляло ощущение, что шофер смотрит ей вслед. Она не сумела бы объяснить, почему от этого взгляда ее пробрал озноб.