Строгий Режим (СИ) - Тесленок Кирилл Геннадьевич "Архимаг". Страница 2

— Будьте осторожны, хозяин… — тихонько произнесла Сияна, глядя на меня. Я чуть было не утонул в её огромных блестящих глазах…

— Иди с ними, Черныш, — внезапно произнесла Ника, резко остановившись на месте. Её посох тоже замер, словно нашёл некую точку в пространстве.

— Ника? — удивлённо произнёс Черныш.

— Ты лёгкий, проблем не доставишь, — произнесла кошкодевочка. Котик с некоторой неохотой соскочил с её плеча и выбежал из комнаты. Как и Сияна, он в последний момент оглянулся, только не на меня, а на Нику. Хоть они и частенько ругались, но их связывали такие же крепкие узы, как меня и других девушек.

— Вот оно, наконец-то нашла, — довольно произнесла Ника и три раза стукнула посохом по полу. В том месте возник круглый широкий лаз, уводящий глубоко под землю. Мой взгляд сразу зацепился за металлические скобы, игравшие роль лестницы.

— Это потайной лаз, — с гордостью произнесла Ника. — Я сама его выкопала!

— При помощи магии?

— И при помощи магии тоже! — кивнула волшебница, задрав носик.

Ах да, кошки же любят копать. У Ники, похоже, после покупки дома сработали природные кошачьи инстинкты — организовать себе безопасный отнорок, чтобы слинять через него в случае чего.

— А куда он ведёт? — полюбопытствовал я.

— Как куда? — удивилась Ника. — В Мирмеградские канализации, конечно. У меня особого выбора и не было, я же не кротодевочка, чтобы на километры прокапывать…

— Канализации… Мерзкое место… — Сахаринка поёжилась. — Была я там пару раз по заданию и возвращаться больше не хочу. Ходят слухи, что в канализации водится всякое… Оттуда можно попасть как наверх, так и в нижний, подземный город.

— Кто водится? — у меня на душе заскреблись кошки.

— Я сама ничего такого не видела, — Сахаринка пожала плечами. — Говорят, какое-то одичавшее и видоизменившееся зверьё, наевшееся магических отходов. Могут представлять опасность, если собьются в стаю. Не думаю, что нам они доставят проблем… у нас на хвосте неприятности посерьёзнее.

— Время вышло! — донёсся с улицы громогласный голос. Похоже, нас сейчас будут брать…

— А нас там ждать не будут? — с некоторым скепсисом произнёс я. — В канализации?

— Не должны, — сказала кошкодевочка. — Про мой лаз знаю только я.

Первой спускалась Ника, за ней я, замыкала Сахаринка. Волшебница щёлкнула пальцами, и лаз закрылся, лишив нас основного источника света. Впрочем, посох Ники, горящий неоном, давал достаточно освещения.

— Я замаскировала вход, — произнесла волшебница. — Они не смогут его обнаружить.

Спускались очень долго, лаз казался бесконечным. В процессе спуска я посмотрел вверх, на Сахаринку, а потом вниз, на Нику… презанятные картины открылись мне, скажу я вам. В общем, куда ни глянь — везде свои плюсы. Девочки красивые со всех сторон. Хотя вверху всё же получше, да, получше, пообъёмнее…

Иногда в темноте я видел блеск оранжевых глазок, но он практически сразу пропадал. Кажется, Тёмная Сияна решила последовать за нами. Воздух, видимо, не её стихия, хотя летать вроде бы умеет. Тьма роднее.

Спустившись до дна, мы долго шли уже по горизонтальному ходу с земляным полом, пока не упёрлись в каменную кладку. Пробив её, мы оказались в каменном широком тоннеле. По его бокам тянулись мощёные камнем тротуары. А по его центру в углублении текла река нечистот… сюда, похоже, сваливали всё — мусор, отходы, гниль и прочая, прочая образовывали дурную малоаппетитную массу. Запашок стоял такой, что хотелось навеки разучиться дышать.

— Я, конечно, могла бы очистить воздух, — сказала кошкодевочка, брезгливо зажав носик пальчиками свободной руки. — Но после похода в Подземелье у меня ещё не вся манна восстановилась. Так что я воздержусь.

Ну уж если придирчивая кошкодевочка согласилась потерпеть, то нам с суровой Сахаринкой жаловаться вообще не к лицу.

— Мы хоть знаем, куда мы идём? — спросил я, когда мы прошагали метров сто по тоннелю.

— Ну-у-у… ня-я-я… не знаю, — ответила Ника. Кошкодевочка двигалась впереди нашего отряда, освещая пусть посохом. — Я тут впервые.

— Блестяще… Идём туда, не знаем куда, и надеемся на то, не знаем что?

— Ня, — Ника, не оборачиваясь, кивнула. Её голос прямо-таки излучал оптимизм. — Один в один как на экзамене у мессира Парацельса… Ничего непонятно, и кругом какое-то дерьмо происходит… Эх, ностальгией повеяло…

— Скорее чьим-то вчерашним обедом, — грустно произнесла Сахаринка, зажимая носик.

Я бросил взгляд на миникарту, но ничего хорошего не увидел. Коридор тянулся и тянулся вперёд, скрываясь в тумане войны. Иногда в нём попадались узкие ответвления. Но они либо заканчивались тупиком, либо из них пёрло таким нестерпимым вонизмом, что никакого выбора у нас по сути и не оставалось.

А очень скоро за нашими спинами раздались многочисленные шаги металлических бряцающих сапог, донеслись чьи-то суровые голоса. Я бросил взгляд на миникарту — нас стремительно догоняла целая россыпь красных точек.

Мирмеции-солдаты, кто ещё. Кажется, несмотря на заверения Ники, вход в лаз всё-таки смогли обнаружить. Какое-то время муравьиный ОМОН потратил, чтобы его расширить. Однако преследователи быстро сократили расстояние и уже почти настигли нас.

Чёрт… У нас всё же не вышло оторваться от погони.

Тоннель был достаточно высокий и широкий, чтобы даже такие здоровые бабы, как мирмеции-солдаты, могли двигаться по нему без проблем, не рискуя упасть в реку нечистот.

Словно преследователей было мало, дорогу нам внезапно преградила глухая стена. Её всю покрывали мерзкие бурые наросты, похожие то ли на кораллы, то на моллюсков, то ли ещё на какую-то подобную хрень. Из-за них даже кладку не получалось увидеть.

Водяной поток нечистот затекал в широкое круглое отверстие под бугристой стеной и вырывался на свободу, судя по доносящимся звукам, где-то с другой стороны.

Самое странное заключалось в том, что на мини-карте новая стена отсутствовала! Пространство перед нами было пустым с точки зрения Обратной стороны! Тоннель и зловонная река тянулись дальше за стену в туман войны.

— Что-то тут не так… — произнесла Сахаринка, щупая усиками пространство перед собой. — Я ощущаю странную вибрацию…

— Должен же быть выход… — я лихорадочно щупал бугристую поверхность стены. Твёрдая и шершавая, зараза. — Мини-карта не может врать! Тут должен быть проход! Может быть тут какой-то механизм скрытый…

И тут ладонью я внезапно нащупал некую выпуклость, огромную, гладкую и круглую, размером с баскетбольный мяч или даже больше. Опустив глаза, я некоторое время рассматривал штуку и характерные складки вокруг неё, пока наконец не сообразил… это ж, мать его веко! А под ним огромный глаз!

И, кажется, я своими криками уже потревожил его владельца.

Пространство на мини-карте перед нами налилось краснотой, обернувшись огромной красной точкой с надписью «Гигантский тоннельный мусороед».

С хрустом и треском огромное веко поднялось, я увидел налитый кровью глаз с необычным зрачком, сильно растянутом по горизонтали. Следом за ним по всей стене начали раскрываться глаза помельче, целая россыпь блестящих точек… И все очень нехорошо так смотрели на меня с девчонками. На стене перед нами распахнулась длинная вертикальная щель, продемонстрировав многочисленные ряды зубов, уходящие в темноту.

— О-о-о, малышка Перчинка была права… — произнёс глухой незнакомый голос, словно заговорила каменная кладка. — Ко мне сегодня в этой секции и впрямь явился вкусный обед, охо-хо-хо…

Из зубастой щели вылетели три красных толстых жгута. Прежде, чем мы что-то успели сделать, они крепко обмотались вокруг наших поясов. Из глотки на нас дыхнуло невыносимым смрадом и гниением…

Глава 2. Канализационный монстр

То, что мы приняли за стену, оказалось лишь мордой монстра, развалившегося посреди тоннеля. Довольно большого и агрессивного монстра. Надеюсь, он тут один, а то Сахаринка что-то говорила про зверей в канализации, сбившихся в стаи…