Франсин Риверс - Царевич[The Prince]

Франсин Риверс

Царевич

Scan: Ирина Скобленко,

для группы «Творчество Франсин Риверс» на vk.com,

OCR: TANYAGOR,

SpellCheck: Валя Огир

«THE PRINCE» by Francine Rivers, 2005

Пер. с англ. — Москва: CER/PXO, 2008. — 304 с.

ISBN 1–933479–12–4 (рус.)

ISBN 0–8423–8267–4 (англ.)


Благодарность

Я благодарна моему мужу за постоянную поддержку и ободрение. Если бы не он, возможно, мне так и не достало бы храбрости отправить в редакцию мою первую рукопись. Он выслушивает мои идеи и вносит финальные правки в рукописи. А в холодное утро он даже разводит огонь для меня.

Господь дал мне бесценный источник воодушевления в лице моих друзей. Хочу особенно упомянуть двоих: Пегги Линч и пастора Рика Хана. Они оба с детства любят Иисуса, являются страстными ценителями Божьего Слова и одаренными учителями. Оба сыграли важную роль в истории нашего с мужем обращения к Господу и по сей день продолжают учить и поддерживать нас. Да благословит вас Господь!

Хочу также поблагодарить редакторов и всех сотрудников издательства «Тиндэйл» за помощь и поддержку. Многие из вас уже много лет помогают мне добрыми словами и молитвами! Я чувствую себя частью единой команды.

И еще я хочу поблагодарить всех, кто молился за меня — все эти годы. Когда меня охватывают сомнения — я вспоминаю о ваших молитвах. Пусть Господь благословит каждого из вас за отзывчивое сердце.

Пусть эта история, материалом для которой стало Слово Божье, послужит к славе Иисуса Христа. Пусть она вдохновит вас любить Господа всем сердцем, всей душою, всем разумением своим и каждый день ходить Его путями. Жизнь с избытком, вечная жизнь — в Иисусе Христе! Да будет имя Господа благословенно.

Предисловие

Дорогой читатель!

Перед вами третий из пяти романов о библейских героях веры, которые служили в тени других. Они были людьми востока, жившими в древние времена, тем не менее, их истории не так уж далеки от нашей жизни и помогают решать нелегкие вопросы, с которыми мы сталкиваемся в наши дни в современном мире. Эти герои ходили по лезвию ножа. Были отважны. Рисковали. Совершали неожиданные, дерзновенные поступки. Иногда они делали ошибки — большие ошибки. Эти люди были несовершенны, и все же Бог по Своей бесконечной милости использовал их в Своем совершенном замысле явить Себя миру.

Мы живем в отчаянное, тяжелое время, когда миллионы людей ищут ответы на свои вопросы. Эти мужи веры указывают нам путь. Уроки их жизни так же актуальны сегодня, как были в современную им эпоху — тысячи лет назад.

Герои повести — исторические личности, все они действительно жили на свете. Их истории рассказаны мной на основании библейского повествования. Факты, известные нам о жизни Ионафана, можно найти в Первой и Второй Книгах Царств.

Книга «Царевич» написана в жанре исторической повести. Основная линия повествования была заимствована из Библии, и я отталкивалась от фактов, которые предоставляет Писание. На этом основании я попыталась воссоздать сюжет, диалоги, внутренние мотивы персонажей, а в некоторых случаях — и дополнительные характеры, которые, как мне кажется, соответствуют библейскому повествованию. Я старалась нигде не отходить от Священного Писания, добавляя только то, что необходимо, чтобы лучше понять его смысл.

В заключение каждой повести мы поместили краткий учебный раздел. Высшим авторитетом в вопросах жизни библейских персонажей является сама Библия. Я рекомендую вам прочитать материал этого раздела и ответить на вопросы — для более глубокого понимания библейских истин, о которых вы прочли в книге. И молюсь, чтобы, читая Библию, вы уразумели целостность, непреложность и неизменность извечного Божьего замысла — на все века — частью которого являетесь и вы сами.

Франсин Риверс

Посвящается мужам веры,

служащим в тени других.


Глава первая

— У нас и оружия–то нет!

— Сделаем.

— Как? На весь Израиль — ни единого кузнеца! Филистимляне постарались. Даже если кто и жив — так у них в плену.

Сидя в тени масличного дерева вместе с отцом, Саулом, Ионафан слушал горестные речи родных. Раздосадованные и разозленные, братья Саула обсуждали последний набег филистимлян.

— Ладно, допустим, мы сделаем мечи. Что с того? Видели, из чего филистимские мечи выкованы? А наконечники копий? Что против них наши бронзовые? Разлетаются на куски!

— Каждый раз, когда идешь в Аиалон на поклон к поганому филистимлянину и отдаешь ему свои кровные, чтобы он наточил тебе лемех или серп, приходится забыть всякую гордость!

— Даже топор просто так не заострить: сперва изволь ответить на тысячу вопросов.

Один из братьев угрюмо усмехнулся: — Мне вилы в этом году надо починить. И наконечники новые для рожнов воловьих нужны. Интересно, во что это обойдется.

Саул устремил взор в пространство: — Ничего не поделаешь.

До заставы филистимлян в Геве было рукой подать. На вениамитянах, колене, из которого происходил Саул, лежала обязанность нести за ней дозор.

— Отец говорит, царя нам надо!

Саул покачал головой: — Вы же знаете, что говорит про царя пророк Самуил.

— У филистимлян есть цари. Поэтому у них и порядок.

— Вот был бы Самуил, как Самсон, тогда другое дело. А он только и может, что винить во всем нас.

Ионафан взглянул на отца.

— Дедушка Ахимаац говорил, что Господь наш Бог сильнее всех богов филистимских.

Дядья кисло переглянулись.

Ионафан подался вперед. — Дедушка Ахимаац рассказывал, что когда филистимляне убили сыновей первосвященника и забрали Ковчег, Господь пошел на них войной. И их бог Дагон упал на землю перед Ковчегом, и голова и руки у него отлетели. А еще, Господь наслал на филистимлян мышей и болезни. И они так перепугались, что поставили Ковчег на повозку, нагрузили ее золотом, впрягли двух дойных коров и отправили назад!

Саул покачал головой. — Это было давно.

Дядя Ионафана подкинул на ладони круглый камень. — Бог нас оставил. Мы теперь сами за себя.

Ионафан смешался. — Но если Господь…

Саул посмотрел на него. — Мать слишком забивает тебе голову рассказами своего отца.

— Но это же правда?

Другой дядя фыркнул в негодовании: — Говорят тебе, давно это было! Когда Бог в последний раз хоть что–то сделал для нас?

Саул обхватил Ионафана за плечи. — Этого, сынок, тебе пока не понять. Это мужской разговор…

— Саул!

Услышав сердитый крик Киса, Саул отпустил Ионафана и вскочил.

— Ну, что еще? — проворчал он. — Здесь я!

По наполовину вспаханному полю шествовал дед Ионафана. Нарядные одежды развевались, яркие пятна на щеках красноречиво свидетельствовали о его настрое. Младших братьев как ветром сдуло, перед лицом отцовского гнева остался один Саул.

Он вышел из тени оливкового дерева.

— Что случилось?

Вопрос подлил масла в огонь.

— Что случилось?! И ты еще спрашиваешь?

Саул помрачнел. — Знал бы — не спрашивал.

— Ты тут в тени прохлаждаешься, а мои ослицы пропали!

— Пропали? — Саул наморщил лоб и уставился в сторону горы.

— Именно! Пропали! Ты что, глухой?

— Я Меше велел за ними смотреть.

Ионафан закусил губу. Меша — дряхлый рассеянный старик, неудивительно, что ослицы потерялись.

— Меше? — Кис с отвращением плюнул. — Меше!

Саул развел руками. — Ну, я же не могу разорваться. Я пахал.

— Пахал? Сидел под деревом и чесал языком со своими братьями — это называется «пахал»? — Теперь Кис орал на всю округу — старался, чтобы всем было слышно. — Вы тут рассиживаетесь, болтаете, а есть мы что будем?

— Мы планы строили.

— Какие еще планы?

— Военные.

Кис издал резкий смешок. — Чтобы вести войну, нужен царь. А у нас нет царя! Где мои ослицы? — он замахнулся кулаком.

Саул сделал шаг назад, увертываясь от горячей руки отца. — Я не виноват, что Меша не сделал, как его просили!

— Так ты скоро потеряешь и вола! А плуг кто, по–твоему, будет тянуть? Придется мне запрягать тебя!

Лицо Саула побагровело. Он отступил обратно в тень.

Кис напирал на него: — Я тебе дал поручение! Я своих ослиц не хотел оставлять, на кого попало! Я хотел, чтобы за ними смотрел мой сын!

— У тебя не один сын!

— Но ты же старший сын! — Кис выругался. — Меша дряхлый, и он наемник. Что ему до моего добра? Это ведь ты, а не он, когда–нибудь его унаследуешь! Если тебе так надо было кому–то перепоручить это дело, так почему не Ионафану? Уж он–то бы уследил за моим добром.

×