Макарий иеромонах - Неудобные вопросы и непредвзятые ответы. Страница 2

Таким образом, можно двигаться к первоначальному состоянию Адама и Евы путем покаяния, если муж и жена станут развивать в себе добродетели, противоположные грехам, в которые они когда-то впали. Чтобы превозмочь свое непослушание, жена должна повиноваться мужу. Чтобы превозмочь свое себялюбие, безответственность и невнимание, муж должен жертвовать собой ради жены. Так восстанавливается райская жизнь. И недаром апостол Павел сравнивает супружество с отношениями между Христом и Церковью: Церковь подчиняется Христу, своей Главе, а Христос отдает Себя в жертву за Церковь, даже до смерти, – и “тайна сия велика” (Еф. 5; 32).

Найдется ли жена, которая не станет слушаться мужа, готового пожертвовать всем ради нее, даже жизнью, как Спаситель на кресте? “Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих” (Ин. 15; 13). Жена не станет слушаться мужа, если он не любит ее, и если муж ищет послушания, но не имеет любви, то он недостоин послушания. Ведь послушание любящему – не принуждение, а свобода, поскольку без свободы нет любви».

Итак, если жена послушна мужу, а муж с любовью жертвует собой ради жены, возникает возможность вернуть себе крупицы Эдемского сада. Таков аскетический путь брака, ведущий его к цели. И когда мужчина преодолевает свое себялюбие, а женщина – свое тщеславие, им в браке снова приоткрывается Небо.


РАЗВЕ Я БЕЗ ЮБКИ НЕ СПАСУСЬ?

Почему Церковь требует от христианки носить только юбки? Батюшка увидел, что я иду на дачу в брюках, – целую лекцию прочитал: дескать, неприлично ходить девушке в мужской одежде! Но ведь во времена апостола Павла мужская одежда была совсем другой! И у меня брюки – вовсе не мужские. Так что же, выходит, я без юбки не спасусь?! Ну, тогда давайте все наденем подрясники – и сразу «святыми» станем! Кому нужен этот фанатизм в одежде? Правы, наверное, те, кто считает: все должно быть умеренно, даже вера.

– Вера, пожалуй, не нуждается в умеренности: веры всегда недостает. Но в одежде, безусловно, умеренность необходима. Тем более что одежда с верой напрямую никак не связана.

У наших женщин есть обычай: ходить в церковь в юбке, а не в брюках. Его нельзя назвать универсальным, но все же он достаточно распространен, и я бы рекомендовал следовать ему, хотя бы потому, что юбка придает своей хозяйке изящество и женственность, а брюки приближают ее облик к мужскому. Но называть женские брюки мужской одеждой – абсурд. Как заметил о. Андрей Кураев, с гораздо большим основанием женской одеждой следовало бы назвать мужской подрясник.

Форма одежды диктуется не догматом, а практической нуждой и здравым смыслом. Когда у нас в монастырском храме сестры чистили бронзовое паникадило, неужели вы думаете, что они забирались на шаткие подмости в длинных подрясниках – чтобы зацепиться и упасть с пятиметровой высоты? Бывает, значит, что даже монахини, и даже в храме, носят брюки...

Женщина жалуется на исповеди:

– Батюшка, я все время сомневаюсь, не знаю, как надо одеваться на пляже...

– Как же вы не знаете? – говорит изумленный священник. – Такие вещи надо знать твердо. Пиджачная тройка с белой рубашкой и галстуком, а на голову обязательно черный шерстяной платок!

...Иногда немного юмора действует надежнее длинных проповедей.


НАРУШАЕТ ЛИ ОДЕЖДА ЗАПОВЕДЬ?

Почему православные священники ходят в длинных одеждах? Да еще и в черных, траурных. В Евангелии Христос, когда обличал фарисеев, говорил, что они в длинных одеждах ходят, и поставил им это в вину: А священники ходят как бы специально в таких одеждах. Получается, что они сознательно нарушают заповедь Христа?

– Форма одежды определяется местной культурой, обычаем, климатом, хозяйственными и экономическими условиями. А заповеди Христа вечны и неизменны. Следовательно, форма одежды не может относиться к заповедям Христа, не более, чем выбор блюд на обед (Христос ел рыбу, но никогда не пробовал гречневой каши, картошки и клюквенного киселя).

Это первое. Второе – никогда не ссылайтесь на Священное Писание в отрыве от контекста.

Для фарисеев длина одежды была фактором их тщеславия, что с полной ясностью видно из евангельского контекста: «Остерегайтесь книжников, любящих ходить в длинных одеждах и принимать приветствия в народных собраниях, сидеть впереди в синагогах и возлежать на первом месте на пиршествах» (Мк. 12; 38–39). В современных же условиях длина одежды ни с какой стороны не связана с тщеславием, оставаясь лишь фактором эстетики и консерватизма.

С цветом – еще проще. Вы сегодня приходите в магазин тканей и принимаете как должное, что черный, синий, красный, полосатый и в клеточку сатин имеет ровнехонько одну и ту же цену. И вам не приходит в голову вспомнить, что во времена Спасителя (и существенно позже) пурпурную, скажем, ткань носил император и более никто. Черный цвет – не траурный, а скромный, цвет дешевой ткани, которую и предполагалось носить монашеству, а вслед за ним и духовенству. Сегодня, кстати, черные рясы и подрясники – принадлежность именно «черного», монашеского духовенства.

В заключение – еще немного о фасоне одежды, из заметки священника Эндрью Филипса «Женщина, где ты?»

«Я смотрю на современных женщин и не знаю, что во мне сильнее: изумление или жалость?.. И зачем это уродство мужской одежды? Брюки, по-гречески “франкопанталони”, то есть “штаны франков”, врагов Православия, распространились сравнительно недавно; и до сих пор большая часть мужчин на земном шаре – будь то в Африке, в Азии, в Шотландии, в Греции или среди православного монашества и духовенства – носит одежду традиционного покроя. Почему современная женщина должна подражать глупости современного мужчины?»


ПАЛОМНИЧЕСТВО НА КОНВЕЙЕРЕ

У нас организуют паломническую поездку по монастырям Центральной России. Старшие, более опытные паломники сказали, что обязательно надо готовиться к Причастию, иначе это будет просто турпоездка, без всякой пользы для души. Мне очень странно это: неужели надо причащаться в каждой обители, если Бог всегда и везде Тот же?

– Вы затронули очень важный и болезненный вопрос. Назовем для начала две самые прискорбные и весьма распространенные ошибки в поведении паломников.

Первое: раболепие перед монастырскими жителями вообще и перед монастырским духовенством особенно. Вежливость и предупредительность, разумеется, необходимы, но, превышая меру, они превращаются в угодливость и раболепие, которые, проникая извне внутрь, из внешнего поведения во внутренний мир, способны превратить человека в раба, сделать его жертвой проходимцев в рясах, сектантов, раскольников, самосвятов, кого угодно.

Сколько раз приходилось вести такой разговор с завзятыми паломниками:

– Я слышала от одной матушки в монастыре...

– А что Патриарх об этом сказал, вы не слышали?

– Ой, да я ведь ничего не знаю!

– И поэтому принимаете на веру все, что вам скажут?..

Второе: суетливое, навязчивое желание «всюду успеть» – приложиться ко всем святыням, пройти по всем могилам (при этом неизменно, словно пароль, употребляется уменьшительный суффикс), если есть мощи – то их непременно надо открыть, если икона – непременно взять масла (говорят елейно – «маслица»!) из лампады, если есть источник – непременно накачать оттуда воды, и т. д. и т. п. Уже сил нет, голос хрипнет, руки дрожат, ноги подкашиваются от усталости – но вперед, без остановки... Зачем? Где в этом конвейере Христос?

Беда в том, что такое безумное поведение, изначально присущее лишь горстке маловерующих фанатичек-язычниц, как чума распространяется в паломнической группе, заражая неопытную, но восприимчивую массу, и противостоять ему очень трудно: «Так-то оно так, умом я понимаю, что это язычество, но вот же тетя Дуся взяла пять камешков с могилки, а мне боязно от нее отстать...»

К величайшему сожалению, магическое, колдовское отношение к предметам и обычаям переходит нередко и на Святую Евхаристию. Таинство остается Таинством, но теряет свою действенность применительно к данному человеку... Конечно, причащаться в каждом монастыре, в условиях суеты, гонки, калейдоскопа впечатлений, событий и лиц – это абсурд или богохульство. Однако бывает и совсем по-другому. Подробная, очищающая душу исповедь в паломнической поездке, с последующим Святым Причастием, может стать ключевым, поворотным моментом в жизни верующего.

Успех паломничества и духовная польза зависят от вашего разума, от способности противостоять дурным влияниям, от помощи духовенства и действий руководителя группы.


НУЖНО ЛИ ОСОБОЕ «БЛАГОСЛОВЕНИЕ НА ПОСТ»?

За неделю до Великого поста я исповедовалась, причастилась, попросила Бога, чтобы помог выдержать пост; потому что мне это трудно – я учусь. Знакомая мамы, которая помогает нашей семье советами, огорошила меня вопросом: «А ты благословение на пост у батюшки взяла?» Но я не понимаю – зачем? Надо ли стоять в очередь к батюшке, чтобы согласовать меню поста? Разве Церковь нас всех не благословила на пост? И как же теперь мне быть?