Татьяна Форш - Призрачный бал. Страница 58

– Ты пришла! Я ждал тебя с той ночи, когда ты освободила меня от бренности всего земного, но… после ты забыла своего вечного поклонника… Что ж… я хочу завершить начатое мною много лет назад… Ты сказала, что простишь меня только тогда, когда получишь то, что хотела бы получить, ты имела в виду не подарок, какой я хотел тебе подарить. Ты имела в виду его! – Он указал на Макса. Тот перестал кружиться, плавно коснулся ногами пола, и вдруг очнувшись, со стоном рухнул на колени.

– «Ма-а‑а‑акс!» – Запертая внутри собственного тела, Лиза билась, кричала и рвалась к любимому, но вселившаяся в нее ведьма только сказала: – Да. Это шанс, Дмитрий, обрести покой и свободу для тебя и меня. Мы оба сделали ошибки и оба заплатили за них сполна. Признайся, в тебе нет и никогда не было любви ко мне. Только желание обладать тем, что недоступно. А я давно простила тебе твою похоть, но не могу простить себе глупость, заставившую отомстить тебе, навязав… нет, не любовь – зависимость от любви. Прости мне это сам!

Граф развернулся, молча подошел к Максиму и, взяв его за руку, подвел к Лизе.

– Я очень хотел на тебе жениться, Варвара. Только теперь, по истечении стольких лет, уже и не знаю, зачем… Я так устал тебя искать и вымещать утратившую смысл злость, забирая в свой персональный ад ни в чем не повинные души. Я тебя понимаю. И прощаю… И возвращаю то, что должно было быть твоим еще тогда…

– Варенька, звездочка моя ясная! Неужели ты со мной… А я думал, что погиб… Боль и… твое лицо… Я больше ничего не помню… – Захар сжимает руки Варваре. Лиза понимает, что это именно Захар, и ее губы отвечают:

– Любимый мой, родненький мой! Прости меня за все!

И тут откуда-то снизу раздался бой часов, возвещающий приход нового дня. Граф и его невидимые гости вспыхнули яркими звездочками, растворяясь в полуночи. Люди приходили в себя, растерянно оглядываясь, а Лиза вдруг почувствовала такую невероятную свободу, точно паришь в воздухе.

– Лиза?! – Руки Макса вдруг обняли ее, даря покой и невысказанное, пульсирующее на грани боли счастье. – Ты вернулась!

В ответ она только улыбнулась и, прижав к губам палец, указала на две сияющие в лунном свете фигуры мужчины и женщины, танцующие свой самый первый вальс.

Эпилог

Год спустя

– Рыжик, хватит копаться! Господин Аристахов мне русским по белому заявил, что уволит меня из предполагаемых зятьев, если я не доставлю его бесценную дочь к алтарю ровно в три ноль ноль! – Макс в белом смокинге и черной рубашке был неотразим, и Лиза, спускаясь с лестницы, даже остановилась, любуясь женихом. Тот тоже не сводил с нее счастливых глаз и, подойдя ближе, просто сгреб на руки. – Никуда тебя больше не отпущу! Один-единственный раз позволил, и то вернулась с громадной шишкой!

– И еще машину угробила… – мурлыкнула Лиза, томно прищурив глаза.

– Да плевать на машину! Особенно когда у меня тесть – олигарх… – усмехнулся тот.

– И ты сам – миллионер… – Лиза скользнула пальчиками по его гладко выбритой щеке, довольно улыбаясь. – Была хорошая идея сделать из дома с привидениями загородный клуб в стиле девятнадцатого века…

– Мы ведь все это заслужили!

– А если бы Игоря Эдуардовича не посадили за мошенничество и махинации с бумагами, а Инночка бы не сбежала?

– Думаешь, они пришли бы заявлять свои права? – Макс фыркнул и направился со своей бесценной ношей к двери. – Да ни ему, ни его доченьке в жизни не доказать родство со своим папашей. К тому же он сам, лично, составил и подписал завещание на особняк. Так что теперь он наш!

Макс распахнул дверь новенького дома, построенного совсем недавно в городке Лисий Яр, и опустил невесту на крыльцо. Стоявший на подъездной дорожке лимузин приветливо просигналил.

– Кстати, Макс, а ничего, что я пойду на свадьбу в подарке графа Воронцова? Можно сказать, что он нам теперь почти что родственник…

– Лиза, ты с ума сошла? – Макс нервно сглотнул и оглянулся. – Да если кто-нибудь увидит… нам же до дома не доехать!

– Глупости! Скажем, что это кристаллы Сваровски! Ну сам посуди, кто поверит, что это все – настоящее? – Она приподняла подол белоснежного платья, и лучи майского солнца заиграли на гранях драгоценных камней, усыпавших идеально сидевшие на ее ногах туфли.

Новосибирск – Орехово‑Зуево. 2015 г.

Сноски

1

В России этот кустарник часто называют жасмином, что неверно.

×