Ирина Тарасова - Бездна генезиса. Сборник стихов

Бездна генезиса

Сборник стихов


Ирина Тарасова

Иллюстратор Ирина Тарасова


© Ирина Тарасова, 2017

© Ирина Тарасова, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4485-3489-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Странник пустоты

Я рожден в пустоте.
Я уйду в пустоту.
В отраженном в воде
Я дорогу найду.

Средь зеркал в темноте,
Вспышек умерших звезд,
Век заброшенных мест
Отыщу тайный мост.

На костях микросхем,
В голосах городов,
Что нет тысячи лет,
Слышу зов проводов.

Путь в отравленной мгле
Среди плат островов,
Там, где спит манекен
На постели из дров…

Карты все в голове —
Файл давно был готов
К выводу на дисплей
В недрах техномозгов.

След на пыльном стекле
В чьем-то старом авто,
Мягкий свет темных глаз
В бывшем новом метро…

Мегаполис во тьме
Стал пристанищем грез,
Встретив вмиг свой конец
В торжестве техногроз.

Я рожден в пустоте.
Я уйду в пустоту.
Код исходный в нигде
Всё же я отыщу.

Рождение демона

Из сердца недр я достал
Стрелу, что источала яд…
Из мертвых снова я восстал,
Но домом стал лишь только ад.

Когда о крыльях я мечтал,
В темницу бросили меня —
Средь серых крыс я там стенал:
Внутри метался столб огня.

Недолго я негодовал:
На смену буре вошла тьма
Величественно в мой подвал,
Повергнув в холод пламя ран.

Я в лоне тени тихо спал,
Она же гладила меня
Рукой прохладной, из зеркал
Лилась неслышно тишина.

Мир, что давно уже лежал
В руинах, погрузился в прах
Былых надежд, что создавал
В доверии другим я сам.

Осколки разноцветных скал,
Торчали что из рваных ран,
Голос её в тиши достал,
Обдав прохладной негой шрам…

В её объятьях ожидал,
Когда бессилие меня
Покинет – я мудрее стал
От песен тени бытия…

Вот тот желанный день настал:
Я поднял черных два крыла,
Во весь рост горделиво встал,
Открыл светящие глаза.

О чем я так давно мечтал?
О паре крыльев белых, да?..
Во мрак меня их мир послал,
И сам не выбирал я зла!

Бездна

Бездна сияет тьмой,
Перемигиваясь с тобой,
Ибо знает, что ты пришел…
Зачем ты за мной пошел?

Сюда ведет много путей:
Кто-то ищет новейших идей,
У кого-то ходов нет иных,
Ибо были так рождены.

Первых водят сюда вещества,
Что законно достать нельзя,
Вторым же пишут врачи,
Головою они что больны.

Для одних здесь веселый квест,
Для вторых иных нет мест…
Одних судят, жалеют других,
А про третьих… Мало кто знает их.

Мы – рожденные бездной-обителью,
Мы – её коренные жители,
И для нас она милый дом,
Хоть мы можем жить в другом.

Мозги наши не затуманены,
Разумы наши не ранены —
Вот сюда просто так ходим мы:
От нее в наших генах ключи.

Здесь в опасном пути наркоман,
Заблудился здесь псих навсегда,
Я же, хаоса блудная дочь,
Дом родной проведать не прочь.

Ты ж сюда за мной прибежал —
Что же, думаю, всё ты узнал,
Что разнюхать хотел про меня,
Чтоб понять, кто такая я.

Ну и как тебе: хорошо
От того, что теперь видел все
о той, с кем хочешь дружить,
Но, надеюсь, не вместе жить?

Знаю-знаю, ты слишком «хорош»,
Слишком «правилен» и не пойдешь
В мир «чокнутых» странных людей
И их «шизанутых» идей…

А мораль басни сей такова:
Лишь таких выбирай в друзья,
Кто с тобой на одной волне,
В ином случае быть «войне».

Антидот

Я в мир пришла с душой открытой
И с верой в дружбу и добро —
Не знала я, что будет скрыто
За масками улыбок мрака зло.

Они сливали жгучий яд в корыто
С концов своих длиннющих языков
И иглами кривыми скрыто
Душе моей вливали прямо в кровь.

Мои глаза были открыты,
Но лжи покров собой коверкал все —
Сквозь капли-линзы, что извечно кривы,
Их злоба виделась сплошным добром…

Хоть яд впитался в плоть и жилы,
Искал дух мощный скрытый антидот,
Вернуть что мог бы снова мои силы,
Избавив от несущих зло оков.

Искала я его средь серой пыли,
В земле, на небе, под морской водой…
Опустить лапки часто мысли были…
Но ищет кто, всегда искомое найдет.

Не твердь то было и не жидкость —
Не капсула и не флакон:
То было пламя, лед и прочность —
Вся мощь стихий во звуке громком том!

И сами струны впились в мои вены,
Когда в ладонь лег гладкий твердый гриф —
И антидот смыл хлопья черной пены,
Во что эмоций плоть яд превратил.

и пусть земной путь мой отнюдь не вечен
И далека уже я от зари своих времен,
Я искренне душой своей всей верю,
Что мне с металлом путь был предрешен!

Дитя пламени

В свете пламенных небес
Среди разорванных колец
Из боли скованных цепей
Во мгле седых и тусклых дней
Внимаю робко тишине,
Годами росшей в темноте.

Я встретил прошлого конец:
Разбит в осколки был венец,
Когда-то силой что надел
На голову людской удел,
Пророча в стылой пустоте
Топтаться среди мокрых стен.

Теперь же созерцаю лес
Из огненных ветвей завес,
Взращенных из глубоких недр,
Где мир на жар и искры щедр,
Вникая в звуки песен тех,
Поют что души сотни дев.

Я вспоминаю древний текст:
Открыт со свитками ларец,
Что теми хитро спрятан был,
Кто думал, что другим светил, —
Пылился короб тот на дне
Сознанья в самой глубине.

Я слышу древний зов сердец,
Огнем рожденных из небес
Любовью звезд, волей светил,
Истоком, что к себе манил
При свете дня, в кромешной тьме,
В глубинах, топях и воде.

В полете красных колесниц
По полю огненных страниц
Из книги ветхой вечных сил,
Где тьмы и света почерк был,
Рожденный в яростном огне
Сам освещаю путь себе.

Песнь Творческого

Блестит на стойке микрофон
На сцене рукотворных скал
И сонм теней со всех сторон —
Железный полон ими зал.

Под потолком робкий неон
Моргает сотней разных ламп,
И костяной роскошный трон
Пустует в ложе пыльной там.

«Твой выход!» – резкий громкий звон
Не церемонясь мне сказал,
Поднялся вой со всех сторон —
Приветствовал меня так зал.

Вот перед ними я в одном
Наряде пыльном в лоскутах,
Пришитых нитью спешно в срок
Небрежным швом и тут и там.

Я в слове искреннем своем:
С себя я ткань в пылу сорвал —
И тело хрупкое мое
Каждый детально увидал!

Я в слоге пламенном своем
Руками кожу разорвал,
Чтоб меньше на пути большом
Порыв преград мой повстречал!

Я в звуке, голос что поет
Ногтями плоть свою терзал,
Содрав до кости мясо все,
Чтоб к сердцу ближе шагнул зал!

Я в воздуха глотке, что вздох
Для жизни впопыхах достал,
По косточке ловкостью рук
Грудную клетку разобрал!

Теперь они видали все:
Как на ладони я стоял —
Ведь сердце бедное мое
Теперь притягивало взгляд.

В кровавых пальцах микрофон,
Блаженства полные глаза…
И сцене жизнь свою отдал
Во имя взглядов этих я.

Синт

Я – всего лишь синт,
Созданный в лаборатории,
Результат научных вершин
И развития техник теории.

Я всего лишь синт.
Эмоции мне не свойственны:
Компьютер не может грустить
И суждения его не двойственны.

Хорошо мне знаком ваш мир,
Ибо файлов комплекты загружены
В электронные мои мозги
И сенсоры тонко настроены.

От людей внешне не отличить —
Фальши нет ни в одной черте облика,
Искусственность здесь не узреть —
Торжествует веществ технология.

Не понятно мне ваше «любить»,
Не знакомы мне ваши тревоги:
Не живое сердце в груди,
А стальные сервомоторы.

Ваш мир выкрал меня у них:
Я покинул наук коридоры,
Однажды решив все же жить,
Сбежав на людские просторы.

Но я всего лишь синт
Из искусственной плоти без крови,
Что вдруг захотел быть живым —
Сбой в программе, уверен, – не более.

Я всего лишь блудный синт,
Созданный в лаборатории…
Но… Быть может, синты все мы,
А живы в своей лишь теории?..

Пустота

В паутины сетях
Лист монстеры повис,
На белейших костях
Стекает яд вниз…
На отросших когтях
Тусклый мертвенный блеск,
В вертикальных зрачках
Света лунного плеск…

На стальных рычагах,
Что хранят тайный текст,
Призванный в зеркалах
Прятать истины свет.
Отраженья впотьмах
Вьются в танце сердец,
Раз сожженных во прах
В недрах жизни колец.

На парящих стенах
Едва видимый след
Тех, кто слышал в веках
Глас незримых планет,
Тех, кто точно сдержал
Былым данный обет,
От атак сотен жал
Уберег в чаше свет.

Нити из серебра
В недрах черных небес
Образуют каркас
Дворца призрачных дев,
Что поют без конца
В честь ста медных дерев —
Берегут что от зла
Тех, кто жив на Земле…

В паутины сетях
Паучок тихо спит,
На белейших костях
Вилка скромно лежит…
На узорных ногтях
Лак опрятно блестит,
В сонных темных глазах
Душа скрытно грустит.

Рожденная в грозу