Tanza Liz - Университетские страсти. Страница 2

«Я обнимаю тебя, крепче прижимаю к себе и думаю: как же хорошо, как хорошо, что этот миг, который я так давно ждала, настал, и мне даже не пришлось тебя уговаривать, ты сама согласилась на это» – подумалось Эмме. Она прижимает Реджину к себе и шепчет, – мне так хорошо с тобой.

– Мне тоже хорошо с тобой, – отвечает Миллс, при этом тянется к молнии на джинсах девушки. Она меняет их тела местами и оказывается сверху, завлекающее улыбаясь. Нагло улыбаясь, Эмма пожирает Реджину глазами, с удовольствием наблюдая, за тем как женщина стягивает с нее джинсы.

«В моей голове огромное количество мыслей. Я думаю обо всём, но главное, что я в первую очередь думаю о тебе. Твоя наглая улыбка выдергивает меня из моих мыслей» – пронеслось в голове у Миллс.

Проведя рукой по влажной ткани трусиков Эммы, Реджина сдвигает их в сторону, одновременно целуя девушку в шею. Изгибаясь и жаждя долгожданной разрядке, закусив губу, Эмма издает негромкий стон и умоляюще смотрит, – не тяни!

Услышав это, Миллс резко входит в разгоряченную плоть девушки и видит, как этого от нее ждали. Ее движения медленны и размерены, она как можно дольше хочет доставлять удовольствие ей. – МОЯ, только МОЯ! – шепчет девушке прямо в ушко Миллс.

«Ах, ты какая, не любишь быструю езду, ну что же, я больше не могу этого выдержать, я насаживаюсь всё больше и больше на твои пальцы и умоляющие смотрю на тебя» – думается Эмме.

Услышав недовольный стон девушки, Реджина вводит в нее третий палец, ускоряя темп. Несколько резких движений и через тела обеих проходит незабываемая волна оргазма, накрывая их обеих с головой.

«Чувствуя пик своего и твоего наслаждения, громко кричу, это крик души, я так давно этого ждала, так много мечтала об этом, и вот, вот этот момент незабываемого наслаждения» – подумалось Эмме.

Они уставшие лежат на диване, смотрят друг другу в глаза и улыбаются. Вдруг их уединение нарушает стук в дверь. Миллс резко вскакивает с дивана. Эмма понимает, что они находятся не дома, а в кабинете. В кабинете в который в любой момент могут зайти, но вдруг она вспоминает, что закрыла дверь на ключ, пока Реджина сидела спиной. Она встает, застегивая джинсы и натягивая майку на себя, подходит к Миллс и шепчет, – тише, дверь закрыта.

Женщина не видит паники в глазах Эммы, непонимающе смотрит на нее, вопрос сам собой срывается с ее уст, – когда ты успела?

– Пока ты решалась, изменить ли тебе свою жизнь, я решила всё за нас.

– Ты знала?

– Конечно, знала, я всё прочитала по твоим глазам, – смотря в ее глаза, поднимая подбородок, ответила Эмма.

– Я не могу в это поверить. Я не давала тебе… шанса всё понять.

– Тебя выдали твои глаза, говорят в глазах можно прочитать правду, они никогда не врут.

– Даже я не знала, что чувствую к тебе, – прислоняясь лбом к подбородку Эммы, сказала Миллс.

– Так ты даже от себя это скрывала? – улыбаясь, спросила Эмма, – теперь ты мне веришь?

– Теперь верю. Но зачем было всё это, что ты творила, зачем надо было меня выводить из себя?

– А затем, что если бы ты не вышла из себя, если бы мы просто разговаривали, ты никогда бы не позволила приблизиться к тебе даже на метр, и я так и не смогла бы заслужить твое доверие, так и не смогла бы объяснить, показать тебе свои чувства и как, оказывается, раскрыть тебе твои же.

– Доверия не заслуживают тем, что срывают занятия и выставляют некомпетентной в глазах других, – обиженно выпалила Миллс.

– Пожалуйста, что открыла в тебе новые чувства, эмоции… а может и любовь, – отвернувшись, произносит Эмма. По ее щеке скатывается слеза, она подходит к двери, собираясь уйти.

Стоя посередине кабинета с задранной юбкой и без блузки Реджина видит, как девушка хочет открыть дверь. В панике преодолев, расстояние она отталкивает ее от двери. Эмма непонимающе смотрит на нее.

– Прости, – шепчет Реджина, хотя в ее душе просто разгорается гнев.

Не выдержав напряжение, Эмма стремительно подходит к женщине и жадно впивается в ее губы. Миллс отталкивает ее от себя, при этом поправляя задранную юбку и одевая блузку.

«Ах, так, так просто ты растоптала мои чувства, не ожидала я этого от тебя. От обиды в моем сердце зарождается новое, совершенно новое чувство, гнев» – проносится в голове у Эммы.

– Я не хочу тебя отталкивать, но сейчас прошу, дай мне время.

Эмма собирает свои вещи, и подходит к двери, чтобы ее всё-таки открыть, как вдруг слышит эти слова.

«Опять ты опять это делаешь» Она останавливаясь и смотрит женщине прямо в ее роскошные глаза и говорит, – оно у тебя есть.

Быстро уходя, захлопывая за собой дверь, Эмма подумала – «опять ты остаешься в одиночестве, тебе это так привычно».

– Нееееет! – выкрикивает вслух Миллс, – я опять одна, я так хочу, что бы ты дала мне время, но при этом сама была рядом.

Хватая пиджак и выбегая из кабинета, она бежит по коридорам в поисках знакомого силуэта.

В голове Эммы крутятся мысли:

«Как она могла так поступить, за что, за что она так ненавидит меня?»


Слезы так непрошено спускаются с ее глаз, она медленно бредет по коридору, не понимающе качая головой, и непроизвольно говоря вслух, – ЗА ЧТО?

В конце коридора Реджина замечает знакомый силуэт. Она кричит, – СТОЙ! Пожалуйста остановись! – но видит лишь только как девушка продолжает идти дальше.

Мир для нее остановился. Она не обращает внимание на всех людей, которые смотрят на нее, слезы ручьями спускаются по щекам.

«Голос издалека выдергивает меня из моих мыслей, я слышу твой голос, но не могу остановиться, слишком больно ты со мной поступила»


Реджина не знает, что дальше делать. Она прислоняется к стене и в последний раз кричит. – Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!ПОЖАЛУЙСТА! ВЕРНИСЬ, – в истерике сползая по стене. Студенты, коллеги непонимающе смотрят на нее.

«Слышу этот крик души, и даже не думая, что на меня кто-то смотрит, что кто-то видит и слышит эти твои слова, я разворачиваюсь и смотрю на тебя не двигаясь, вижу как ты сидишь около стены. Вижу всё! Твои слезы, твои умоляющие глаза и понимаю, я просто не могу, не могу с тобой так поступить, не могу оставить тебя здесь, я подхожу медленно к тебе, поднимаю тебя на ноги и крепко обнимаю, тихо шепча на ухо» – Я РЯДОМ!

Реджина отстраняется от Эммы, чтобы видеть ее глаза и тихо повторяет, – Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! – целует, так как никого в жизни не целовала.

Эмма поддается на ее поцелуй и всё сильней прижимает женщину к себе, чувствуя ее дрожь во всем теле. Разрывая поцелуй, через несколько мгновений произносит, – я тоже люблю тебя. Никогда и никого так не любила. И теперь я вижу, я действительно вижу, что ты тоже любишь меня, пожалуйста впусти меня в свою жизнь, я больше не смогу без тебя, – Эмма кладет свою голову ей на плечо и тихая дрожь пробирает ее тело.