Мелани Милберн - Прелестная смутьянка. Страница 28

– Нет, не уходи, Миа, я хочу поговорить с тобой.

– Пусти меня, ты… ты… – Она была в таком гневе, что даже не могла подобрать слова. – Мне следовало догадаться, кто за всем этим стоит! Как ты мог? Я по-настоящему полюбила эту работу, а теперь вижу, что это – очередное дурацкое представление!

– Мне нужно было встретиться с тобой, рассказать, как сильно я люблю тебя, – сказал Брайен. – А эта работа – настоящая, она – твоя, пока ты хочешь заниматься этим.

Миа смотрела на него, широко раскрыв глаза, сердце трепетало от волнения.

– Ты… Ты уверен?

– Да, Миа, не волнуйся, работа – твоя.

– Я – я говорю о том… о том, что ты любишь меня? – Миа облизала пересохшие губы.

Брайен улыбнулся и крепче прижал ее к себе.

– Я влюбился в тебя в тот самый день, когда мы впервые встретились, но тогда не понял этого. Наверно, не хотел себе признаваться в некоей слабости. Поверь мне, Миа, я люблю тебя и не представляю своей жизни без тебя. Вернувшись домой после ужина, я был в ярости от твоих слов, но, увидев, как ты поступила с моим подарком, понял твои истинные чувства.

– Ты говоришь о розах и нитке жемчуга?

– Видела бы Агнесс, что ты сделала с ее бусами.

– О боже! Это бусы твоей бабушки?

– В своем завещании она оставила их для тебя.

Миа почувствовала стыд и неловкость.

– Я так рассердилась тогда, решив, что это утешительный приз для меня в знак окончания нашего временного брака.

– Ты когда-нибудь простишь меня за то, что я сделал? – спросил Брайен. – Мне очень стыдно, я все время думаю, как тяжело тебе было. Но я так хотел тебя, что готов был устранить любые препятствия на своем пути. Что касается бабушкиного наследства, я никогда и не думал получить его для себя. Просто я не мог смириться с тем, чтобы отдать его человеку, из-за которого погибли мои родители. Но бабушка была права: я все же простил этого бедного человека.

– Но я тоже виновата, – призналась Миа. – Должна сказать, ни одной своей ролью я не была довольна. Всю жизнь искала что-то подходящее, и вот наконец нашла. – Миа с надеждой посмотрела на Брайена. – Ты правду говоришь, работа настоящая?

– Конечно, – ответил Брайен. – Я давно думал об этом. Вскоре после смерти родителей мне пришлось провести в больнице целую неделю: мне удаляли гланды. Помню, было так страшно и одиноко, я никогда не забуду этого. Однажды я поклялся, что постараюсь как-то помочь больным детям.

Миа улыбнулась.

– И ты занялся детской благотворительностью, притворяясь, что не способен любить.

– Ты научила меня любить, Миа, и узнавать любовь. Никто никогда не влиял на меня так, как ты. Я посмотрел в твои большие серые глаза и понял, что пропал. Это было полнейшим кошмаром для человека, в жизни которого все предсказуемо. Я не представлял, простишь ли ты меня когда-нибудь?

– Я люблю тебя и прощаю. Мне кажется, что я тоже влюбилась в тебя с первой встречи. Но у меня были свои причины, чтобы выйти за тебя замуж.

– Да-а?

Миа застенчиво посмотрела на него.

– Я бы никогда не зашла так далеко, но Элли попала в беду в Южной Америке. Ей срочно нужны были деньги, и твое предложение о свадьбе оказалось идеальным решением проблемы, которую сама я вряд ли бы решила. Только после официальной церемонии бракосочетания я поняла, что застряла в этой ситуации гораздо глубже, чем предполагала вначале.

– Ты согласна быть замужем по-настоящему? На этот раз без игры?

Миа подарила ему озорную улыбку, из-за которой на щеках появились крошечные ямочки.

– Я вообще не играла.

– Ты знаешь, дорогая, – сказал Брайен, целуя ее, – я – тоже.