Картер Браун - Меня прислал Чарли. Страница 28

Я немного подождала, пока он наконец не выключит кресло, и только когда он встал с него, прокричала: «Пока, Эдди! Ты насладился в последний раз, грязная ты свинья!» — и с этими словами повернула выключатель. Я прекрасно видела его лицо в этот последний момент, пока медленно опускавшаяся стальная штора не скрыла его от моего взора!

Я посмотрел на Лютера, потом на Чарли и подумал, неужто и у меня такое же выражение лица?..

— Сандра! — заорал Лютер почти в агонии. — Этот чертов выключатель завел музыку! Но что еще он должен был сделать?

— Мистер Бейкер, — сказала она, ласково улыбнувшись мне. — Вы не могли бы высунуться наружу и немного послушать музыку? — Она терпеливо ждала, пока я пару секунд наслаждался дьявольской какофонией. — Скажите, в этом есть хоть что-то от Вагнера?

— Нет, мадам. — Я недоуменно пожал плечами. — Это похоже, скорее, на жуткую вечеринку в аду после того, как закончилась выпивка.

— Прекрасно! Тогда это может произойти в любую минуту.

— Сандра — пожалуйста! — Лютер едва не рыдал от злости. — Выключатель…

— Ну, — она наконец сжалилась над ним, — он, грубо говоря, превращает дом в погребальный костер — но вы можете прибавить к этому еще какие-нибудь дополнительные мелкие детали. Но все тщательно спланировано, и, таким образом, ничто не может остановить процесс. Специальная музыка, которая звучит все более и более нестройно, символизирует конец света. Как только музыка становится совсем уж невнятной, в дело идет огонь — насколько я знаю, здесь должна быть дюжина ракет и парочка печей, включающихся от сети…

— Слушайте! — перебил я ее.

— Я ничего не слышу! — прокричал Чарли.

— Началось! — возвестил я. — Музыка — или шум — она прекратилась!

Раздался шипящий звук, и от крыши дома отделилась ракета, распустившая в небесах свой огненный хвост.

— Я так люблю ракеты! — счастливым голосом восхитилась Сандра.

— Мой Бог! — отозвался я. — Мы не можем просто сидеть здесь и наблюдать! — И я уже положил руку на ручку дверцы.

— У вас нет другого выхода, — пожала плечами Сандра. — Уже никто и ничего, увы, не может с этим поделать.

Я снова сел в машину, размышляя о том, кто же из нас больше спятил: Эдди с его фантазиями больного монстра, Сандра, сияющая, словно пятилетний ребенок в праздник Четвертого июля, или же мы с Лютером и Чарли, которые преспокойно сидели в машине, тогда как некий парень вот-вот сгорит заживо, и процедура эта будет такой же эффектной, как казнь на электрическом стуле в тюрьме Синг-Синг.

В воздухе, распространился запах пороха, и тотчас тонкий язычок желтого пламени лизнул крышу третьего этажа.

— Я знала, что это будет величественное зрелище! — в восторге закричала Сандра.

Лютер посмотрел на меня и одарил кривой ухмылкой.

— Потребуется немало времени, пока кто-нибудь превзойдет финал самого последнего шоу Эдди Сэквилла!

Летящий по воздуху дым неожиданно повалил еще гуще, теперь уже вовсю горели второй и четвертый этажи, тогда как третий превратился в сплошную бушующую массу пламени.

— Полагаю, это справедливо, — пробормотала Сандра, все еще не в силах оторвать взгляда от дома. — Последний кайф Эдди Сэквилла был самым сильным, и теперь он навеки застынет в пепле его любимой комнаты!

Примечания

1

Уайт — белый (англ.).