Ivan Demin - Archellaksis Codex

Archellaksis Codex


Ivan Demin

© Ivan Demin, 2017


ISBN 978-5-4485-1391-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Старый мир падает, а новый в процессе формирования.

Сказка формирует реальность.


Гул размеренных шагов моментально гаснул, поглощаясь звукоотражающей поверхностью потолка, пола и стен. Странное дизайнерское решение – сделать абсолютно черные стены цвета угля, да еще и с резко выступающими неровностями похожими на множество горных хребтов значительно съедающих пространство помещений. Пока герой шел по длинному коридору в его голове пролетало еще множество самых различных ассоциаций: звуковые колебания отраженные на поверхности водной глади, неистовое движение феромагнитной жидкости под воздействием мощного электромагнитного излучения, квантовые флуктуации первичного бульона частиц.

Пространство сжимало в собственных тисках, беспощадно, безмолвно, лишь яркое белое, выхолощенное освещение позволяло расступиться всепоглощающей тьме – весьма необычные ощущения, чувствовать себя словно в пасти беспощадного хищника готового в любой момент сомкнуть челюсти и оборвать твою жизнь, холодно, без эмоционально, просто потому что такова его природа – выживать за счет уничтожение слабых. Впереди героя неторопливо, но уверенно шел интервьюер, сопровождавший его до места проведения занимательной беседы, возможно самой главной в его жизни.

Череда из нескольких коридоров закончилась и мужчины зашли в достаточно просторную, оббитую изолирующим материалом комнату.

Вот и пришли – бодро произнес интервьюер, мужчина 35—38 лет среднего роста в просторном теплом свитере с аккуратно зачесанными назад длинными русыми волосами.

Да, я заметил – слегка улыбнувшись произнес герой, внимательно осматривая огромное помещение.

Прямо там где стояли они находилось два удобных кресла, несколько осветительных приборов и видеокамера установленная на штативе. Большая же часть помещения утопала в непроглядной темноте, от чего герою стало немного неуютно.

– Волнуетесь? Озадачено спросил мужчина не сводя вопросительного взгляда с героя.

– Немного и для того есть веские причины.

– Нисколько не сомневаюсь в этом. Спешно подтвердил мужчина, словно ему было известно что-то о герое, что-то такое что не следует вспоминать лишний раз.

Присаживайтесь – жестом руки мужчина указал герою на нужное кресло. Камера была развернута в направлении кресла, безмолвно созерцая пока что пустующее пространство.

Спасибо. Итак, приступим. Бодрым голосом проговорил интервьюер, взяв в руки блокнот с ручкой и дав отмашку оператору приступить к съемкам.

И – интервьюер.

Г – герой.

И: Как вы уже наверное полагаете, всех, в том числе и меня волнует один из самых горячих вопросов последнего времени: зачем вы сделали это? Что побудило вас на это?

Г: да уж, всех волнует именно этот вопрос. Что ж начну по порядку, рассказ будет достаточно долгим, приготовьтесь к этому.

И: мы готовы, начинайте.

Г: меня зовут …. ………, все что видели до этого или знали с сегодняшнего момента лишается прежнего смысла.

Ты был рожден никем, чтобы однажды стать всем…

Эти слова я вспоминаю каждый раз когда кто-то говорит мне что я чего то не добьюсь, когда люди в своем глубоком высокомерии и личностных заблуждениях проецируют свои неудачи, опыт, какие-то знания, возможности и невозможности на всех остальных.

Откуда ты можешь знать что я могу а что нет? Если внешне я не похож на ученого, это не значит что у меня нет знаний или таланта. Если я живу в маленьком городе, это не значит что я дикий провинциал, когда мой уровень интеллектуального развития превышает уровень подавляющего большинства городских жителей.

Каждый человек смотрит на окружающий мир сквозь собственные фильтры восприятия сформированные окружающей средой, родителя, друзьями, жизненным опытом, интересами, потребляемой информацией. В голове у каждого человека живет собственная уникальная гиперреальность имеющая мало общего с окружающей действительностью, гораздо меньше с объективной реальностью невидимой человеческим глазом.

Еще люди смотрят на все в том числе и на других людей сквозь призму установленных, общественно одобряемых шаблонов. Любое действие или характер человека угрожающей существующей системе воспринимается как опасная ситуация, ведь шаблоны и настроены на то чтобы защищать стабильность, какой бы дрянной и безобразной она не была. Стабильность системы в теории позволяет поддерживать функционирование и развитие всех этих людей, но при этом многие из них допускают существенную ошибку: они доверяют ей, доверяют системе.

Люди думают что кому то есть дело до них, но это не так. Правительство – это корпорация. Функция корпорации в зарабатывании денег и покрытии производственных расходов. Люди работают, платят налоги, НДС, НДФЛ, отчисления в пенсионный фонд. За эти деньги корпорация обещает защищать, лечить, оказывать прочие многочисленные услуги. Все что остается тебе, это – играть по ее правилам и не забывать платить за все это.

Я не имею ничего против государств. Они – это необходимое зло чтобы внести и закрепить установленный порядок в мире человеческого хаоса. Если бы не государства, то у человечества и не было бы прогрессивной науки, высокоуровнего образования и медицины. Государство в первую очередь защищает собственную целостность, как снаружи, так и изнутри. Это позволяет сохранять все то что было создано ранее.

И: так против чего вы боретесь?

Г: против несправедливости. Я понимаю, что понятие «справедливость» весьма субъективно по отношению к каждому человеку. То, что для одного является справедливым, для многих других есть акт жесточайшей несправедливости. Даже больше скажу: во вселенной не существует такого понятия как справедливость, нет ни одного природного закона очерчивающего рамки этого термина или как-то проявляющего его в реальности. Справедливость эфемерна и по своей сути больше похожа на некий абстрактный, описательный термин, наподобие любви или времени.

При внимательном рассмотрении любовь становится комплексом гормональных вспышек в организме как ответной реакции на определенный стимул (человеке который понравился тебе). Время строго воспринимается как единица отсчета движения материи. Самые точные атомные часы на Земле не замеряют откуда то время, они просто отсчитывают его не опираясь ни на что.

Справедливость воспринимается людьми как некая буква закона, которой должны подчиняться все, но это не так, далеко не так.

Справедливости нет и никогда не было

Эволюционная биология, а в частности антропогенез отвечает на эти и многие другие вопросы.

В процессе становления человека как вида, особенно за последние 50—100 тыс. лет, биологическую эволюцию начала опережать эволюция социальная, когда шанс выжить и оставить потомков имела не только здоровая, но и умная особь, которая охотилась и применяла орудия труда, знала, как избежать опасностей, обогреться, прокормиться, обустроить себе убежище от дождя, снега.

Ум, сознание, связанные с постоянным трудом и, в частности, с изготовлением орудий труда, всё больше становились залогом выживания в неблагоприятных условиях окружающей среды.

При этом социальная иерархия находилась во главе всех происходящих процессов. Самая сильная и доминантная особь в группе получала доступ ко всем самкам, всем благам и управляла всей группой, следом шли приближенные к лидеру, получавшие меньший кусок общего пирога, затем самцы выполняющие роль защитников группы и непосредственно лидера и после них все остальные. Подобная иерархия досталась нам от наших предков и сохранилась до сих пор, правда в сильно завуалированном социальном виде, об этом нам говорит этология.

Бесспорный носитель силы получает все что пожелает и остановить его может только другой такой же носитель силы и авторитета. Все блага и возможности распределяются между безусловными лидерами свои потребностями искажающие потребности других людей. Если они все разом откажутся от этого (вдруг, хотя этого не будет) их место займут другие. Этого не избежать, пока над нами доминирует архаичная природа наших предков.

И: хочется услышать от вас какое-нибудь откровение. Вы готовы поделиться нечто таким?

Г: Да, есть у меня кое что.

Все люди живут в узком коридоре под названием общество, государство, право и т. д. В какой-то мере наша природа поощряет нас на объединение, взаимное сотрудничество ради выживания и т. д. но прежде чем прервать меня послушайте следующее: об этом знают многие мировые лидеры и не только они. Это является одновременно страшной, строго запрещенной к оглашению правдой и одновременно доступно всем. Об этом не упоминают чтобы кто-нибудь невзначай не обратил на это внимание.