Сергей Лазарев - Человек будущего. Воспитание родителей. Четвёртая часть

Человек будущего

Воспитание родителей. Четвёртая часть

Сергей Николаевич Лазарев

© Сергей Николаевич Лазарев, 2016

© Михаил Сергеевич Лазарев, дизайн обложки, 2016


ISBN 978-5-4483-2970-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Приятный летний вечер

Вечер 5 июня 2009 года.

Я прозевал поворот на Перпиньян, и, когда уже недалеко осталось до Монпелье, понял, что нужно разворачиваться. Юг Франции весьма живописен. Поймал себя на мысли о том, что наши мечты и фантазии всегда в среднем в два-три раза красочней реальности.

Если во всех странах вина различаются по своему сорту или по придуманному названию, то во Франции – по местности, где вино разливают, или по названию замка, возле которого раскинулись виноградники. Если вы видите на бутылке слово «Шато» и слово «контроле», это означает, что вино – из определенной местности, которая располагается возле старинного замка, причем качество вина контролируется производителем. Самыми лучшими винами в мире остаются французские – в первую очередь благодаря традициям, которые не позволяют калечить вино ради денег.

Помню, как лет десять назад в Нью-Йорке в русском магазине я купил грузинское вино… С тех пор как я проводил экскурсии на озере Рица в Абхазии, прошло около сорока лет, но я и теперь все еще помню вкус мяса и мамалыги, которые можно было отведать в апацхе – национальном жилище абхазов. Одним из лучших грузинских вин было тогда «Мукузани» – сочное, мощное вино темно-красного цвета. В нем сочетались мощность и бархатистость. Оно не было ни горьким, ни кислым, ни сладким, оно было великолепным на вкус. Потом, уже после распада Советского Союза, в разных местах я неоднократно покупал это вино и каждый раз натыкался на подделку. Когда в винодельческой стране война или кризис, вино портится, я убедился в этом.

У моей знакомой, которая жила в Париже, начались неприятности на работе, и несколько ящиков с бутылками вин разных сортов скисли в течение нескольких дней. Вино на расстоянии чувствует настроение хозяина и реагирует мгновенно.

В современном мире погибает не только экология. Технический прогресс намного опередил нравственность – вина стали шпиговать красителями, ароматизаторами, усилителями вкуса, химикатами, которые ускоряют старение. Для удобства транспортировки превосходные, уникальные вина накачивают спиртом. А если крепость сухого вина выше двенадцати градусов, в нем происходит разрушение тонких структур. Свыше шестисот различных соединений обнаружили ученые при исследовании красного и белого сухих вин – целый маленький мир. Причем особенность хорошего сухого вина в том, что от него не пьянеешь. Когда я пил вино с завода (в нем спирт еще не поднят до 12—14%), я ощущал совершенно другой вкус – разнообразный, богатый, изысканный. Спирт разрушает информацию, и качественный напиток можно превратить в пойло.

Когда пьешь хорошее вино, возникает легкое опьянение. Оно постепенно нарастает, а потом останавливается. Можно пить литр, два, но опьянение больше не усиливается. Сейчас таких вин практически не встречается. От одной бутылки хорошего французского вина утром может болеть голова и ныть печень. Консерванты, которыми сейчас отравляют вино, необходимы для долгого хранения и повышения прибыли. Если у вас утром после бутылки вина опухло лицо, это всего-навсего означает, что печень не справилась с ядами и плохо стали работать почки. От белого вина вреда меньше, потому что оно кислее, а кислота является естественным консервантом.

Раньше вина имели крепость 9—11 градусов. Сейчас в основном – 13,5—14,5 градуса. Это уже почти портвейн. В нем уже не шестьсот, а всего около тридцати различных соединений, причем не всегда полезных. Поэтому употребление портвейна в первую очередь подсаживает печень и снижает потенцию у мужчин.

Если вино, как кока-колу, делать из порошка, добавляя возбудители вкуса, красители и ароматизаторы, то его трудно будет отличить от настоящего. Но если оценивать по энергетике, по воздействию, то разница между порошковым и нормальным вином достаточно велика.

Сейчас во всем мире нравы упали, погоня за деньгами незаметно увечит душу. В мае 2009 года я был в Египте на рыбалке. Перед тем как сесть на яхту, два дня мы находились в пятизвездочном отеле по системе «все включено». За обедом и ужином можно было бесплатно пить пиво и сухое вино, белое и красное. Я попробовал и чуть не выплюнул. Вино было отвратительным на вкус, в бочонок его наливали из пакетов. В этом отеле 90% всех приезжих были итальянцами, и я с удивлением наблюдал, как они с удовольствием пьют это бесплатное пойло. А ведь Италия – это страна виноделия.

Хотя, с другой стороны, мир сейчас быстро меняется. Недавно я гостил у моего знакомого в

Италии. Мы гуляли по живописным окрестностям.

А вон в том замке живет состоятельный человек, – показал он.

Во Франции и Италии замком часто называют обыкновенный двухэтажный каменный дом.

У этого человека очень большие виноградники, – поведал мне мой попутчик. – Кстати, его вино вошло в десятку лучших вин Италии.

Вот бы попробовать, – сказал я.

Он улыбнулся и махнул рукой.

Пробовать не стоит, обыкновенное вино.

И продолжал, опередив мой вопрос:

Да просто у этого человека серьезные связи, и он заплатил приличные деньги.

Все это очень напоминает одну страну, – заметил я, и мы оба рассмеялись.

А потом мы зашли к его соседу и купили свежего мяса. Мясная порода быков в Италии выведена специально, один экземпляр может весить тонну. Вечером из этого мяса я пытался делать пельмени. Оно разваливалось, как туалетная бумага. Пельмени, которые мы приготовили, не имели никакого вкуса: химия, гормоны, антибиотики неизбежно делают свое дело. Не думаю, что это связано с экологией, с травой, которую ели животные.

Любое серьезное информационное вторжение в организм сказывается не сразу. Человек совершает преступление, грех, а последствия могут проявиться только в третьем-четвертом поколениях. Мы считаем, что гены есть главный передатчик информации. В последнее время открытия ученых неотвратимо показывают, что есть и другие способы передачи информации. Оказывается, полевая структура может сохранять информацию при физическом разрушении объекта. Говоря простым языком, дух более устойчив, чем тело, и живет дольше. Но самая главная информация передается временными структурами. В нашей душе откладывается все, что мы думаем, чувствуем и делаем. Все это воплощается в наших потомках. Информационное искажение может выплыть через три, четыре, девять поколений.

Понятие кошерной пищи в иудаизме – это в первую очередь информационная чистота продукта. Талант еврейского народа, вероятно, во многом обязан правильному питанию. То, что сейчас происходит с продуктами, через десять – двадцать лет может привести к падению иммунитета, появлению огромного количества новых болезней и бесплодию женщин. А на сегодняшний день это просто несъедобное мясо и невкусное вино.

Вспоминаю, как один бизнесмен признался мне, что отказался от одного очень выгодного проекта. Была возможность испанские и французские вина перевозить через океан и продавать в Америке, причем прибыль могла быть весьма весомой.

А почему же ты отказался? – удивился я.

После перевозки через океан вино должно отдыхать в течение двух месяцев. Пока оно не успокоится, в этом прекрасном напитке будет агрессия. Оно будет кислым, оно может быть неполезным и даже вредным для здоровья. Но эти два месяца удвоят его цену, и я лишусь прибыли. Мне предложили продавать вино сразу же по прибытии, но я отказался.

Вспоминается разговор с юной девушкой, продавщицей в нью-йоркском магазине.

Вчера я купил у вас бутылку «Мукузани», а оно оказалось подделкой. Как вы можете торговать таким продуктом?

Девушка обиделась и надула губки.

Зря вы так говорите, – ответила она, – у нас здесь все настоящее. Это вино сделано из настоящего винного порошка.

Спасибо за информацию, – улыбнулся я. – Теперь буду знать, что вино можно делать и не из настоящего винного порошка.

Вино, сделанное из порошка, таковым не является – так же как и нынешние так называемые натуральные соки, изготовленные из порошка.

На память приходит эксперимент, который мы недавно провели в Крыму. Мы парились большой компанией в сауне. Поддавали обычной водой. Пиво мы теперь в сауну не берем, поскольку все оно производится из химикатов, концентратов и т. д. А я как раз купил несколько бутылок красного вина разных сортов. Не знаю почему, но вместо пива я на каменку плеснул вином. А потом в сауну зашли мои приятели и удивились:

А где ты пиво достал?

Так это я вином плеснул.

Не может быть, запах-то дрожжей.

×