Pol Pot - Прощай, Бог

Прощай, Бог

Pol Pot

Наши лица, как коробки.

Наши ноги, как столбы.

Наши взгляды, как заклёпки.

Словно пробка, наши лбы.

Ф. Чистяков.

© Pol Pot, 2016


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть первая

Переполох

За окном было хмурое февральское утро. Ну как утро, часов около одиннадцати. Над городом низко плыли серые облака, почерневший смёрзшийся снег лежал островками по обочинам, машины медленно ползли в пробках. Морозило градусов до 20. Прохожие передвигались съёжившись, засунув руки в карманы и стараясь побыстрее преодолеть расстояние на открытой местности, чтобы скорее попасть куда-нибудь в тепло. Над мегаполисом поднимался туман вперемешку с автомобильными выхлопами и прочими радостями современной цивилизации. В общем, обычная картина зимней Москвы начала третьего тысячелетия от рождества Христова.


Да, погода была не самая приятная, просто преотвратительная была погода, но ещё хуже было настроение у человека, который стоял у этого самого окна. Следует отметить, что это окно было не совсем простое, а очень даже замечательное было это самое окошко. «Ну, что может быть замечательного в каком-то там окне?» – скажете Вы и будете совершенно не правы. Весь вопрос заключается в том, где находится это самое окно и куда оно смотрит. А наше окно как раз и выходило на большую просторную площадь, называемую Лубянской. Не трудно догадаться, какому зданию принадлежало это окошко.


Ведомство, которое располагалось в этом доме, сменив за последние девять десятилетий несколько названий, вызывало весьма широкую гамму чувств у всего населения нашей необъятной страны. В основном преобладал панический страх, но за последние двадцать лет (после очередной реорганизации и переименования) страх сменился лёгким опасением и безразличием. Сильно бояться продолжали только очень состоятельные и просто богатые граждане, остальная же часть населения была полностью занята добычей средств на хлеб насущный и, проклиная свободный рынок, не обращала особого внимания на карательные органы.


Но вернёмся к персоне, стоящей возле этого замечательного окна. Человеком, мрачно наблюдающим за замороженным городом, был полковник ФСБ руководитель сверхсекретного отдела Ожерельев Андрей Валентинович. Тот отдел, которым заведовал наш полковник, был настолько засекречен, что никто не знал не только его названия, но даже не догадывался о существовании этого подразделения. Поэтому и нам знать не положено, да и не особо то хотелось. Какая радость нам знать название, сути это не меняет. По правде сказать, функции подобных организаций во все времена и при любых социальных устройствах общества всегда остаются неизменным, они защищают власть от остального населения страны. И у нас нет никаких оснований полагать, что за последние пару десятков лет могло что-то измениться. Так что, как собаку не назови, она всё одно, будет гавкать.


Итак, окно наше было замечательное, сам кабинет, которому оно принадлежало, был большой и престижный, да и всё здание вызывало мистический трепет. Логично было бы предположить, что и внешность хозяина этого кабинета должна была соответствовать окружающей обстановке, но как это всегда бывает, с внешностью вышла промашка. Подвела нашего полковника внешность. Нет, он не был ни уродом, ни калекой, ни каким другим рахитом, просто, в таких интерьерах хорошо бы смотрелся живописный и загадочный мужчина типа Джеймса Бонда в исполнении Шона Коннери, а наш полковник явно не дотягивал до этих параметров.


Росту он был среднего, глаза имел серые, нос картошкой и слегка оттопыренные уши. В общем, обладал наш полковник той стандартной и непримечательной внешностью, которую так любят и уважают все спецслужбы мира. Именно людей такими внешними данными они предпочитают видеть в своих рядах, стандартных, неприметных в толпе и полностью растворяющихся в любом скоплении двуногих. Полнейшая естественная природная маскировка, про таких говорят: «Глазу не за что зацепиться». Лет наш полковник имел около сорока, на голове уже высвечивалась плешь и заметно обозначился животик. Но, несмотря на свою заурядную внешность, он выглядел весьма ухоженно. Дорогой костюм, престижные часы, галстук, систематический маникюр и другие косметические процедуры делали своё дело. Однако, слегка отёкшее лицо и наметившиеся мешки под покрасневшими глазами лучше всяких слов говорили о том образе жизни, который вёл Андрей Валентинович последние лет пятнадцать. Неплохие деньги, дорогой алкоголь, элитные шалавы и бурный отдых в районе Средиземноморья смазывали впечатление добропорядочности и достатка. В общем, вид имел наш полковник двоякий – ухоженно-потасканный.


Хотя Андрей Валентинович и не мог похвастаться сногсшибательной внешностью, но обладал он весьма незаурядными умственными способностями и сообразительностью. Именно благодаря этим своим качествам полковник сумел обскакать подавляющее большинство своих сослуживцев. Все те, с кем он начинал службу, не добились и половины того что удалось Андрею Валентиновичу. Его однокашники носили в лучшем случае погоны подполковника и были, что называется, на подхвате. Многие, так ничего не добившись в карьере, уходили на пенсию или в другую сферу деятельности, некоторые всё ещё барахтались по службе, но только полковник Андрей Валентинович Ожерельев, единственный из них всех, занимал высокую должность и имел определённый самостоятельный статус в иерархии ФСБ. Конечно, и над ним было начальство, но в таких количествах, которое уже можно терпеть.


Справедливости ради, стоит заметить, что звание полковник и столь высокий пост Андрей Валентинович получил совсем недавно, не прошло и четырёх месяцев. Но этот факт никак не умолял достоинств нашего бравого героя. От природы он имел хорошее чутьё, да что там хорошее, просто замечательное чутьё имел полковник. Благодаря этому своему дару, Андрей Валентинович сумел избежать многих неприятностей и получить хороших выгод и в карьере, да и в жизни тоже. Это чутьё предостерегало его от неправильных решений и подталкивало к оптимальным действиям. И правильная женитьба на дочери генерала, и умение выбирать полезных людей, и какое-то необъяснимое предвидение опасности, в общем, всеми своими успехами полковник был обязан своей интуиции.


Взять, хотя бы, историю с той крупной сетью магазинов сотовых телефонов. Пришли тогда серьёзные бизнесмены, принесли хорошие деньги, просили взять под крышу, предлагали долгие и стабильные отношения. Ну что ещё спрашивается надо. Обычное в этой среде дело. Но что-то ёкнуло внутри у тогдашнего майора Ожерельева. Вроде бы всё хорошо и заманчиво в этом предложении, но внутри не спокойно и свербит, не лежит душа и всё тут. Отказался он тогда от работы с этой фирмой, чем вызвал неподдельное удивление у своих коллег. Все посчитали ли бы за счастье работать на таких условиях. Большинство сотрудников ФСБ в то время сбивались с ног в поисках таких заказов, а тут сами пришли и всё на блюдечке принесли. В общем, покрутили тогда у виска пальчиком коллеги – мол, зажрался майор, от такого жирного куска отказался, да и сами взялись за дело.


Поначалу всё было прекрасно, первые пару недель пришлось слегка поработать, разогнать всякую плохо организованную шантрапу вокруг этого бизнеса, наладить безопасные пути доставки товара в магазины и порешать некоторые вопросы с таможней. Зато следующие три месяца были как в сказке: только регламентные работы, хороший доход и спокойная жизнь. Уже стали ходить слухи о том, что майор Ожерельев спёкся, проморгал первоклассный заказ, и начальство стало недовольно коситься в его сторону. Однако, месяца через три стукнуло, наехал кто-то на эту фирму. Причём наехал так, что затрещало всё вокруг. Поначалу те люди, которые взялись за курирование этой конторы, не разобравшись толком, откуда дует ветер, пытались как-то сопротивляться. Но очень скоро им дали понять, кто хочет подмять под себя этот бизнес, ноги росли откуда то из высоких кабинетов администрации президента. ФСБшники сразу же прекратили сопротивление. Но было уже поздно, головы полетели. Раздули сильный скандал, завели несколько показательных дел и так далее и тому подобное. Запахло очередной чисткой в органах. Кто-то был уволен, кто-то разжалован, кто-то по-тихому отправлен на пенсию. Только майор Ожерельев стоял как скала посреди бури. Он один не только не пострадал из своего отдела, но и получил небольшое повышение.


Вот какое замечательное чутьё было у нашего бравого полковника. И подобных случаев можно припомнить не один. Или хотя бы взять его постоянные крупные выигрыши в казино, пока их не позакрывали в Москве. Как бы сильно не был пьян Андрей Валентинович, а ставки почти всегда делал правильно. Справедливости ради следует отметить, что карьера, да и вся жизнь полковника так удачно складывались благодаря именно этому самому животному чутью, а не каким-то там его выдающимся умственным способностям. Но в тот злополучный день почему-то оно не сработало, подвело, промолчало. Ни чем не захотела его безотказная доселе интуиция проявить себя в этом вопросе, сохранила нейтралитет и полное безмолвие, решай, мол, сам. Ну, наш премудрый служака и нарешал, как смог. А дело было так…