Диана Килина - #Невеста. Не любить тебя сложно, но я учусь

#Невеста

Не любить тебя сложно, но я учусь

Диана Килина

Из цикла рассказов серии #Территория

© Диана Килина, 2016


ISBN 978-5-4483-4944-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Не любить тебя сложно, но я учусь. Не кричу, не буйствую, не скорблю. День идет за днём, вот еще чуть-чуть, и тебя я полностью разлюблю. Я кривой и пьяный, но я живой, трогаю гитары нагретый гриф, и своей взлохмаченной головой осторожно дёргаю – вдруг слетит. Не «„люблю“», а матерное словцо, раз, и понимаешь – тебе конец. За грехи библейских каких отцов, ты опять приходишь ко мне во сне? Микроскоп достану, шагну вперед, ведь в тебе изъянов – не сосчитать. (Но какого черта твой жаркий рот мне так сильно хочется целовать?). Нет-нет-нет, не сдамся, я лёд, я сталь. Я звезда в созвездии Орион. Там тебе меня точно не достать, как Луне не тронуть древесных крон. Под ногами небо, над головой – колосится рожь и поют сверчки. Я кривой и пьяный, но я живой, и шаги по звёздам мои легки.


Я спою с котами полночный блюз, наколдую дым и пойду к реке. А наутро, я тебя разлюблю, только имя прутиком на песке, только желтый камешек из серьги, поцелуи в щеку и звездный дождь, – я себе оставлю, еще шаги, и твои ладони – оставь, не трожь.

Я включу паяца, начну шутить, ведь по мне не скажешь, что я тебя… Рану нужно выжечь и посолить, пусть болит сильней – тем сильнее я. Вверх, по небосводу, покуда ночь, и пока погода еще тепла. Пусть мурашками пробегает дрожь, а под курткой будто горит напалм. Я, как чёрт, заливисто хохочу, и играю с ангелами в слова.


Не любить тебя сложно, но я учусь.

Пусть пока по предмету выходит «„два“».

Джио Россо

Пролог

Обжигающий, липкий воздух ворвался в приоткрытое окно. Я тут же поспешил поднять его и сурово посмотрел на приборную панель – и где же обещанная прохлада от кондиционера?

Вздохнув, в сотый раз подергал рычаг переключения передач, стоящий на нейтралке и устало посмотрел на задний бампер впередистоящей машины. Угораздило выехать на обед в час пик. Теперь мало того, что не успею потрапезничать, так еще и обратно в офис приеду с опозданием.

Поджав губы, я откинулся на спинку сиденья и повернул голову вправо. В соседнем ряду стояла старенькая пыльная иномарка – убогая и не внушающая доверия. Как еще на болты не разваливается на ходу – непонятно.

Впереди маячил все тот же черный бампер Опеля. А вот слева мой взгляд смог зацепиться за кое—что интересное.

Крайний ряд двигался, медленно, но все же двигался. Со мной поравнялся блестящий, наполированный Пыжик—кабриолет цвета серебристый металлик. Дама, сидевшая за рулем самым наглым образом красила губы, глядя в зеркало заднего вида и одновременно с этим давила на педаль газа, даже не смотря на дорогу. Наверное, у особы было какое—то внутренне чутье, потому что, не переставая покрывать свои уста густым слоем ярко—малиновой помады, она остановила машину.

Даже завидно немного стало, честное слово.

Усмехнувшись, я уставился на мадам с нескрываемым интересом, подперев щеку рукой, что покоилась на дверце. Девушка пристально разглядывала свое отражение, а потом просто… подмигнула ему и широко улыбнулась.

Я тихо хмыкнул. Дамочка села поудобнее и положила руки на руль, а затем нажала какую—то кнопку. Даже с закрытыми окнами я услышал громкие и ритмичные басы, а потом не смог сдержать широкой улыбки – она принялась подпевать. Немного опустив окно, прислушался и чуть не заржал в голос.

Все говорят, что я плохой, но это временно

Хочу, чтоб от меня ты была беременна

Во дает… Смешная.

Мне посигналили сзади, и я быстро дернул рычаг, продвинувшись вперед. Левый ряд тоже пришел в движение, и серебристый Пежо быстро скрылся из вида, подмигнув мне на прощание задними фарами.

Видно, не судьба.

Знакомство

It’s a bad man’s world

It’s a bad man’s world

It’s a bad man’s world

Jenny Lewis «Bad man’s world»

1

Заброшенный аэродром в ночное время суток преображается до неузнаваемости. Единственное место, где проводятся уличные гонки и единственное место, которое не накрывает полиция. Дорога эта практически не используется, поэтому опасности и угрозы лихачи на тюнингованных тачках никому не несут. Главное – незаметно передвигаться по городу, что для многих просто невозможно – подсветка днища в стране запрещена, но разве стритрейсеров это волнует?

– Привет! – сильный удар по обтянутому кожей плечу мог бы разлететься хлопком в ночном воздухе, если бы не рев двигателей.

– Привет, – пробормотал я, разглядывая новоприбывшие машины.

Несколько новичков на приличных тачках заставляют понервничать. Моя старушка, БМВ пятой модели двухтысячного года, конечно, хороша, но иногда капризничает.

– Ссышь? – словно прочитав мои мысли, хихикнул Морпех.

– Иди ты.

Подняв капот, я еще раз бегло проверил все ли в порядке. Удовлетворившись, выпрямился, но тут же застыл на месте, услышав громкую музыку:

С пятницы по понедельник я с тобой
Бездельник и без денег, но зато я твой
Тебе я обещаю – это временно
Хочу, чтоб ты во мне была уверена

Медленно повернувшись, уставился на логотип льва с раскрытыми лапами и удивленно моргнул, увидев, как знакомый Пежо серебристого цвета встает на стартовую линию рядом со мной.

– Вызов? Ты серьезно? – вырвалось у меня с изумлением.

Девица, сидящая за рулем, ухмыльнулась:

– Я опоздала, а у тебя нет пары.

– Ты хочешь участвовать в баттле на этом? – брезгливо кивнув на ее машину, я передернулся, – Да у тебя наверняка автомат.

Вокруг нас начала собираться толпа зевак. Девушки перешептывались и изучали мое лицо исподлобья – все знают, что с Пиратом никто не тягается. Парни только усмехались, повсюду слышались смешки.

– У меня типтроник, – смело заявила мадам, – Если боишься, так и скажи, я найду другого партнера.

Вещая мне прямо с водительского места, она улыбнулась и поправила длинные черные волосы, собранные в высокий хвост. Быстро оглядевшись, я заметил, что найти партнера у нее получится за секунду – к линии стали подтягиваться первые участники – их движки как раз остыли и вполне могут пройти еще один заезд.

– Ладно, – решился я, – Что ставишь?

– Машину, – не раздумывая, ответила она.

Толпа за моей спиной загудела.

Я же тихо присвистнул.

Ненормальная. Шизанутая. Я впервые ее здесь вижу, а она так нагло вызывает меня на дуэль, да еще и ставит на кон машину, вынуждая меня сделать то же самое.

И я не могу отказать. Если я откажу, репутации, которую я зарабатывал годами, честно обходя всех… Репутации конец. Баста. Я буду неудачником до конца жизни. Я больше никогда не смогу появиться на «Улицах» и погонять, без смешков за моей спиной. И плевать, что последний год я езжу один, потому что никто, как я уже говорил, не рискует соревноваться со мной – репутации конец. А репутация гонщика – единственное, что у меня осталось.

Оценив ее Пыжик, я подошел к пассажирской двери и заглянул в салон. И правда, типтроник. Настроен на ручной режим. Теоритически, у нее есть преимущество, но плюс механики в том, что я при разгоне могу переключаться с первой на третью, а затем сразу на пятую. Это дает весомое преимущество. Правда, такая пташка, как у нее… Она может выдержать длинную дистанцию. Моя же служит верой и правдой только на прямом участке дороги. А на этом кругу есть крутые повороты, где я потеряю скорость…

Но я же быстро разгоняюсь…

– По рукам, – наконец—то согласился я.

Девушка улыбнулась и вцепилась в руль обеими руками. Я побрел к своей машине, оглушаемый громкими криками расступающейся на моем пути толпы: «Пират, Пират, Пират». Сев в салон, пристегнулся и посмотрел на свою соперницу, а затем глубоко вздохнул. Для успокоения.

Это не помогло. Адреналин – давно забытое ощущение – быстро выбросился в вены. Сердце забилось чуть чаще, когда я выжал педаль газа и двигатель моей старушки дико заревел. Руки, обтянутые в тонкие кожаные перчатки заскрипели по рулю; зубы звонко клацнули, когда я сжал челюсти. Люди быстро расчистили путь для старта, и мы с соперницей синхронно подкатили вплотную к линии. Деваха в рваных джинсах и коротенькой ветровке белого цвета встала между нашими тачками и стянула с шеи тонкий шарфик.

Обратный отсчет всегда задает толпа. Вот и сейчас послышалось громкое:

«Десять»

«Девять»

«Восемь»

«Семь»

«Шесть»

«Пять»

«Четыре»

Шарфик поднимается в воздух. Все мое внимание сконцентрировано на дороге, на руках, сжимающих руль и на ноге, удерживающей сцепление.