Drm Алексеев - Модератор

Drm Алексеев

Модератор

Предисловие






Посвящаю героине моего романа, Дашеньке!


Уважаемый читатель, перед тобой моя первая попытка воплотить свои мысли во что-то больше, чем запись в блоге. Очень скоро я понял, что ошибся, когда решил писать именно в этом жанре, но все-таки решил не бросать это дело. Поэтому произведение получилось вымученным. Надеюсь, что читать ее будет куда проще и приятнее. Ваш Drm Алексеев


Глава первая и единственная

— Зачем Вы пробрались в строящееся метро?

Я смотрел на этого громилу и думал: "Нет, дружище, это было не метро, совсем не метро"

— Вам понятен мой вопрос?

Что же тут не понятного, но я продолжал молчать. Я не строил из себя героя, мне действительно нечего было сказать.

Два обычных парня полезли в подвал заброшенного элеватора недалеко от центра Челябинска, а тут какое-то метро.

Из-за готического вида здание стало местом паломничества эмо, готов и прочих неполовозрелых искателей приключений. Вот и мы решили устроить прогулку девушкам, так сказать, с изюминкой: ночь, заброшенное здание, шампанское, страшилки.

Для двух диггеров со стажем в этом не было ничего особенного, но, тем не менее, у нас большие неприятности.

Я, купив шампанского, поджидал Макса возле заднего выхода из городского сада им. А. С. Пушкина. Здание элеватора смутно чернело на фоне вечернего неба. По плану, сегодня ночью мы, как бы случайно, пиная мусор в подвалах элеватора, должны были обнаружить пару бутылок игристого вина. Я ненавидел шампанское, но что не сделаешь ради любимой девушки. Но чтобы что-то найти, надо сначала это что-то спрятать. Вот тут-то все и сошло с намеченного пути. Пока я стоял и смотрел, чтобы люди без определенного места жительства не обнаружили наш тайник, Макс копался в подвале. Сначала я услышал хруст мусора, а потом из входа показалась лысая голова:

— Там бомбарь!

— Чего?

— Бомбоубежище говорю

— Макс, элеватор построен в конце девятнадцатого века, тогда самолетов еще не было.

— Ну, гермодверь то там есть.

— И что? — задумавшись о предстоящей прогулке, я не сразу оценил возможные последствия.

— Что-то, полезли.

Тон последней фразы не подразумевал возражений, но я все-таки попытался:

— Макс, давай сегодня спокойно погуляем, а завтра сходим и посмотрим, к тому же, здесь давно все излазили вдоль и поперек.

Но Макс уже скрылся в подвале, и я посчитал, что лучше его одного не отпускать.

Максим всегда в портфеле носил фонарик и универсальную отмычку. Первое сейчас очень пригодилось.

Дверь действительно была со времен союза и выглядела довольно скверно. Сначала я понадеялся, что она не откроется совсем, но я ошибся, открылась она легко, как будто ей пользовались совсем недавно.

По-хорошему надо было на этом остановиться, но тут и у меня проснулся интерес.

Я слышал про тоннели под элеватором, но про герметичные двери ничего. За ней оказалось нечто вроде служебного помещения, заканчивающегося завалом из колотого кирпича.

— Все?

Я попытался вложить в этот вопрос всю злость за потраченное время и грязные джинсы.

Макс напряженно о чем-то думал.

— Тут воздух свежий

И вправду не чувствовалось ни затхлости непроветриваемого помещения, ни длительного пребывания бомжей.

— Помогай — Макс начал раскидывать кирпичи. Под ними оказалась небольшая, но зато со скобами вентиляционная шахта, заканчивавшаяся решеткой.

Тоннель под ней оказался узким, но сухим. Теперь Макса точно было не остановить, и я начал жалеть, что не сделал это сразу.

На стенах не было видно никаких проводов. Достав коммуникатор, я отключил поиск сети и проверил направление тоннеля. Он шел от площади Революции к парку Пушкина. Автоматически считая шаги, я услышал монотонный звук стучавших о стыки рельсов колес. Побежав на звук, мы оказались в слабо освещенный тоннель. Поезд уже прошел, и головки рельсов блестели, отражая дежурное освещение.

— Либо сегодня в Челябинске запустили метро, либо я ничего не понимаю.

Ударили меня сзади, точнее не меня, а спинку стула, на котором я сидел. Удар был не сильный, но его хватило, чтобы я потерял равновесие и повалился вперед. Руки были связаны за спиной, и я уперся лицом в бетонный пол. Два удара полной бутылкой воды по почкам и мне оставалось только материться, выдувая пыль из щелей.

В бытность диггера я побывал на неофициальных допросах в милиции и знал некоторые методы, не оставляющие следов на теле.

— Я повторяю свой вопрос: зачем Вы проникли на закрытую территорию?

Давящая боль в правой почке была невыносима, но она говорила, что, несмотря на форму, передо мной стоит не ЧОПовец, охраняющий метро. Частные охранники не имеют права применять силу, тем более устраивать допрос с пристрастием. Полиция? Вряд ли, они бы не успели так быстро доехать, да и что им делать под землей. Армия? Тогда почему форма черная с нашивками ЧОП? Сдается мне, мы крепко влипли.

***

Метро в Челябинске это отдельная тема для анекдотов. Сколько себя помню его всë строят и строят. Не один десяток лет строят.

По проекту первая рабочая ветка включает в себя 4 станции: "Проспект победы", "Торговый центр", "Площадь революции", "Комсомольская площадь". Сколько построено тоннелей, точно неизвестно, а вот станция построена только одна "Комсомольская площадь".

Ближайшая к элеватору станция "Площадь революции", но она находилась гораздо севернее, тем более что мы бежали на юг.

Там, где мы наткнулись на тоннель, ничего быть не должно было.

Страх и так безраздельно властвовавший, от этих мыслей дошел до своего апогея.

— Твой друг оказался более разговорчивым, правда в историю с шампанским мне верится с трудом.

Здоровяк улыбнулся туповатой улыбкой.

— Но если это правда, то уже сегодня ты будешь лежать в кровати со своей подругой.

Над дверью загорелась красная лампочка, видимо, кто-то хотел присоединиться к нашей интимной беседе.

Бугай подошел к двери и отключил электрозамок. В щель залетел баллончик, заволакивая все сизым туманом.

Я вздрогнул, над головой противно звонил телефон. С удивлением я обнаружил себя раздетым в собственной кровати. Монитор компьютера, многократно отраженный в стеклопакете окна, оповещал о новых сообщениях. В голове немного шумело, но больше ничего не болело.

Телефон, успевший замолчать, снова начал звонить.

— Да

После сна голос меня никогда не слушался.

Я с трудом ее узнал, но это была Даша.

— Что у тебя с голосом?

— Ничего

— Что случилось?

— Потом… Приезжай, я у Сони

***

С Максом мы познакомились еще в начальной школе. Не сказать, что мы сразу стили лучшими друзьями, но обилие общих интересов нас сроднило. Как и я он когда-то тащился от группы Руки Вверх, как и я не понимал группу Фактор 2, как и я проникся русским роком. После школы, мы хоть и пошли в разные ВУЗы, но не потерялись. Пожалуй, единственное, что тогда могло между нами встать это девушки. Но тут нам очень повезло, а точнее совсем не повезло, что он, что я встречались, с кем попало, а свой дермицо лучше расхлебывать самому.

Максим, был моим лучшим другом, но у него была своя жизнь, он любил байки, любил гонять по городу, я же любил сидеть в парке и читать, он любил быть в центре, в гуще событий, а я сидеть с краю и наблюдать.

Мы были разные, но мы были друзьями.

Дверь мне открыла Даша, я поморщился, когда от нее пахнуло алкоголем. Я не запрещал ей ни курить, ни пить, но мне это не нравилось.

Меня, молча, повели по коридору, не дав даже снять куртку.

На кухне пахло водкой, рыбными консервами и чем-то неуловимо неприятным. На столе стояла бутылка и три стопки. Две пустые были обыкновенными, из стекла, такие иногда идут в качестве бонуса, а полная металлической.

На боку у нее была вмятина, а на дне, я знал это точно, был выбит номер. Макс называл ее боевой, а потому и водка из нее тоже называлась боевая, но сегодня выпить из этой рюмки было некому…

Как сообщили Соне в милиции: «Ривалов Максим Антонович был застрелен из пистолета ТТ выстрелом в голову с близкого расстояния. ЧП произошло в в заброшенном здании недалеко от гор. сада им. А.С.Пушкина. Стрелявшим оказался гражданин Бакулин Константин Михайлович, не имеющий определенного места жительства. Как у него оказался боевой пистолет и зачем он стрелял в Ривалова, Бакулин внятно объяснить не мог, но подозреваемый вину признает, улики это подтверждают».