Сергей Гончарюк - Зеркало Миров. Страница 58

– Хорошо. Я понял.

Когда планета появилась, Дамокл и Крионис включили ингибиторы и гости из инфо-слоя начали своё действо. Я просто наблюдал за ними. Они действовали примерно также как я, когда лишал силы Иону, но они действовали одновременно намного более масштабно и тонко, они не просто запечатывали их силы, они вообще запрещали им вмешательство в инфо-слой, даже если они перейдут в энергетическое состояние бытия, вроде Древнего, они всё равно не смогут вмешиваться в реальность. После, они выдвинули им ультиматум через их информационные системы, почти сразу, по нашим кораблям открыли огонь.

Бой с кораблями Эридиан был почти на равных, но у них не было щитов "квантовая губка". Бой длился около получаса, почти весь флот Эридиан был уничтожен, против орудий "Гнев Одина" установленных на Дамокле и других линкорах их корабли не могли ничего противопоставить. В конце концов с планеты взлетел корабль который тоже вполне попадал под определение супер-линкор и исчез из нашей реальности.

– На его борту было двести тридцать форм жизни. – сказала Тара.

– Хорошо. – сказал я – Фортис.

– На связи.

– Орудие "Харон", цель Эридан. Полная мощность, второстепенные цели рассеивания оставшиеся корабли Эридиан.

– Принято.

После этого я вывел изображение Криониса на главный экран. Этот корабль имел ту-же форму что и Дамокл, внешне они отличались только габаритами. Корпус Криониса пришёл в движение. Его передняя часть разделилась надвое вдоль корпуса, эти части образовали подобие гигантского излучателя с четырьмя стабилизаторами. Внутри образовавшейся полости возникла сфера напоминающая маленькую звезду. В следующее мгновение огромный луч образовавшийся из этой звезды поразил планету, а множество маленьких, остатки флота Эридиан. Когда Крионис принял свою обычную форму ни планеты, ни флота, уже не существовало. В этом бою, мы тоже потеряли двести кораблей не считая мелких, потери экипажа составили семьсот тридцать пять человек. Самые большие потери в истории сражений Империи.

– Правильно-ли мы поступили дав тому кораблю скрыться? – спросила Тара, когда мы уже подлетали к космо-докам на орбите Земли.

– Не знаю. Наверное я всё-же не хочу быть тем, кто может истребить целую расу. Тем более нам они ничего не смогут больше сделать, да и уничтожать целые вселенные тоже.

– А если вернуться?

– Я об этом узнаю.

– Ясно. А "Харон" впечатлил и гостей из следующей ступени бытия.

– Да. Я успел заметить.

Глава 11

Андрей

В июле две тысячи триста пятьдесят четвёртого случился ещё один интересный момент, я раскрыл своим жёнам и подруге одно своё хобби.

Всё началось с того, что к нам в гости прилетела Акира, как и всегда она была на своём валврейве. Я видел, как она пролетела к гаражу и Саки с Такао пошли туда встретить её, но что-то долго их не было. Я решил посмотреть и тоже пошёл к гаражу. Они втроём оказались там, стояли около двух валврейвов и вспоминали свои приключения. После уничтожения Эридиан ничего значительного не происходило. В галактике конечно были движения, но пока они не касались ни нас, ни наших союзников. В "отражениях" мы тоже не встревали в серьёзные заварухи. Чаще всего разбирались без вмешательства нашего поколения.

– Что девушки, скучаете? – спросил я их.

– И да и нет. – ответила Такао.

– С одной стороны скучно, что ничего эдакого уже давно не происходило, а с другой оно и хорошо, все живы, все здоровы, ни за кого ненужно волноваться. – сказала Саки, а Акира просто кивнула на её слова. Даже в их мире Коалиция уже больше пятидесяти лет вела себя подозрительно тихо. А я улыбнулся.

– Идёмте, кое-что покажу.

– Интересное?

– Сами решите. Но я думаю понравиться.

– Оно что находиться на улице?

– Почти. В целом, оно находиться в гараже. – мы вышли и я воспользовавшись инфо-энергией набрал код на панели, дверь открылась и там была абсолютно белая стена света – Идёмте. – и я шагнул в эту стену. Мы оказались вроде и в помещении, а вроде и нет. Вроде видишь, что пространство ограничено, но сколько бы ни шёл к стене, так и не подойдёшь.

– Что это за место? – спросила Саки.

– Если говорить терминологией Земной мифологии, это "Нексус".

– Очень смешно.

– Серьёзно, это пространство является связующим, между физическим миром и информационным. Здесь работают законы обоих миров, но в тоже время, если уметь, их здесь можно и обойти.

– Понятно.

– Вы чего-то хотели? – напротив нас появилось существо, высокого роста и очень худощавое с серым оттенком кожи и двумя парами глаз, одна пара была крупной и имела сдвоенный зрачок, напоминающий по форме неочищенный арахис, вторая пара меньших глаз находилась над первой немного расходясь к краям черепа, у них был обычный зрачок как у людей, также у этого существа было четыре руки, и ноги с двойным коленом.

– Кто это? – спросила Акира.

– Это Элерий, он Эридианец. – Саки и Такао напряглись. – Успокойтесь. Он наверное единственный, вменяемый, Эридианец. Ему уже давно не нравился стиль жизни их народа и когда пришёл ультиматум от Верховного, он решил вознестись. Потом, через несколько лет он нашёл меня и мы скажем так, серьёзно поговорили.

– Да, я чувствую вину за всё свершённое моим народом и я сам себя приговорил к заточению в этом под-измерении, а Андрей сжалившись дал мне занятие.

– Какое? – спросила Такао.

– Элерий, учёный. В одном из слоёв этого пространства у него есть лаборатория. А ещё он смотритель музея.

– Какого музея? – Такао картинно осмотрелась. Я усмехнулся.

– Элерий, экспозиция механического вооружения среднего класса, пожалуйста.

– Одну секунду. – всё вокруг нас мгновенно преобразилось, из неоткуда появился огромный музейный зал с экспонатами, рядом с каждым стоял голографический стенд с описанием.

– И что, это всё настоящее? – спросила Акира рассматривая стенд с "Титаном" незнакомой ей модификации. Она и не могла быть ей знакома, этот "Титан" использовался в одном из "отражений" Тёмных Империй. Мы так именовали "отражения" в которых наша Империя правда стала злом.

– Почти. – ответил я.

– Поясни. – потребовала Саки.

– Это, информационные матрицы, они не занимают физического пространства и не требуют физического ухода, но при достаточном уровне силы, любую из этих матриц, можно скопировать и воплотить. Я пока с уверенностью могу сказать о объектах размером с "Титана", более крупные, пока воплощать не пробовал, но думаю получиться.

– И сколько у тебя таких залов? – спросила Такао.

– Много. Здесь есть всё, от древних сельхоз-инструментов, до космических баз класса "Олимп". И не только из нашего "отражения" но и из других.

– Так ты стал коллекционером? – больше утвердительно чем вопросительно сказала Акира.

– Наверное да. – ответил я.


* * *

Сегодня было седьмое сентября две тысячи триста шестьдесят второго года, мы летели на скорпионе последней модификации в Токио. (Стоит отметить современный скорпион внешне отличался от старого совсем немного. Он был немного больше, у него были немного другие, более плавные обводы корпуса. Но главное внешнее отличие было в его двигателях, если раньше это было три кольцевых кожуха в которых стояло по два винта, то теперь их было два и эти кожухи были пусты, а движение воздуха обеспечивалось энергетически потоками. Хоть у нас повсеместно и использовалась антигравитация, но также оставались и машины с более классическими способами передвижения) Вчера в биологическом возрасте двухсот сорока трёх лет, умер Такеши Куросава. Мы летели на церемонию кремации, и последующее размещение урны с прахом в "Зале Памяти" центральной Токийской мега-башни.

На церемонию также прибыл и Флорран с семьёй. Все грустили, но никто не плакал и не устраивал истерик, все знали, что это был, его собственный выбор. После установки урны в отсек в зале памяти, Майя даже слегка улыбнулась мне пытаясь развеять грусть.

Эпилог

Андрей

– Пап, так ты одобришь эти программы?

– Они очень надеялись, что тебе понравятся эти идеи.

– Да, они мне нравятся, но мне интересно, почему Клара и Дмитрий сами не пришли с этими документами? – сказал я листая страницы на голографическом планшете.

– Ну, они попросили нас.

– Чтобы ты не отказал.

– Мы-же самые младшие.

– Да-уж совсем детишечки. Хина, Харуна, вам не стыдно, до сих говорить, что вы младшие? У самих внуки уже давно выросли. И кстати когда это у вас появилась привычка разговаривать как Даша с Машей. – они переглянулись опёршись на столешницу по обе стороны от меня.

– Нет, не стыдно. Мы-же самые младшие из твоих детей.

– А привычка появилась давно, просто мы её скрывали.

– Так что насчёт программ?

– Одобряю я их, одобряю. – сказал я сдавшись – И программу "Реабилитация" Клары и "Империал" Дмитрия. Причём мне кажется, в "отражениях" эти программы будут лучше работать сотрудничая и ещё пользуясь услугами бюро, в не очень спокойных мирах. – две эти хитрюги переглянулись и улыбнулись.