Эрин Боуман - Замерзший (ЛП)

Эрин Боуман

Замезший


ПОСВЯЩЕНИЕ


Моему мужу:

который укажет мне дорогу, когда я потеряюсь и лес, когда мне надо заблудиться .


Часть первая: Поход

ПЕРВАЯ

МЫ ШЛИ В ТЕЧЕНИЕ ДВУХ НЕДЕЛЬ. Никто не следовал за нами, кроме снега, ворон и мрачной тени сомнения. Дни становились короче, а вечера холоднее. Я думал, что буду способен справиться с холодом.

Я ошибался.

В Клейсуте зимы были суровыми, и хотя в наших домах было сыро и гуляли сквозняки, у нас все же было убежище. Даже если мне бы пришлось укутаться и отправиться охотиться на целый день, я всегда мог вернуться домой. Я мог разжечь огонь, надеть чистые носки и обхватить чашку горячего чая, как будто бы от этого зависела моя жизнь.

Сейчас же мы шли без остановки. Проникновенный холод. Ночи, проводимые в палатках. Костры под открытым небом. Одеяла, кофты и бесконечное количество слоёв одежды, которых всё равно было не достаточно, что согреть наши тела.

Забавно, что на фоне этого Клейсут выглядит достаточно милым. Когда холодно и я замерзая, дую на руки, пытаясь их согреть, я не могу не вспомнить об уюте в моём старом доме. Мне приходится напоминать себе, что Клейсут никогда не был домом. Дом - это там, где ты в безопасности, где спокойно и можно расслабиться.

Клейсут не был таким местом и никогда не будет. Проект «Лайкос» убедил меня в этом, с того самого дня, когда Франк запер там детей для своих нужд, сгоняя их как скот и выращивая из них идеальных солдат: Копий, человеческих машин, выполняющих все его приказы, совершенных клонов людей, которых он держал в заключении.

И теперь мы направляемся в одну таких тюрем, в забытую группу на Западной территории ЭмИста. Мы собираемся найти оставшихся в живых из Группы A, чтобы предложить им присоединяться к нашей борьбе с Франком. Узнать секреты, которые они хранили все эти годы в тайне. Райдер надеется, что Группа А станет достойной вторичной базой, и поможет нам расширить наше присутствие на противоположном конце страны.

Я гляжу на свои сухие и потрескавшиеся руки. Снова падает снег, нежно рассеивая утренний свет ажурными хлопьями. Я должен что-то сделать. Но что же я должен сделать?

Я вижу следы и вспоминаю. Клиппер.

В последнее время он иногда покидает нас. Мы останавливались на ночлег или просто глотнуть воды, и затем кто-то замечал, что он пропал. Я всегда брал на себя его поиски.

Я стою и поправляю перчатки, продолжая наблюдать за ним. Вот он поднимается на небольшое возвышение и стоит, прислонившись к берёзе.

- Нам нужно двигаться. Ты готов?

- Грей, - говорит он, поворачиваясь ко мне. - Я не слышал тебя.

Я изображаю улыбку.

- Ты никогда не слышишь.

- И то, правда.

В его голосе слышится безошибочная тяжесть. Он звучит старше. Выглядит он тоже старше. После смерти Харви, который был убит Франком, мальчик занял пост начальника технологий у Повстанцев. Вся эта ответственность состарила его.

- Я скучаю по ней, - произносит Клиппер, касаясь плетеного браслета. Я видел, как мать дала ему его, когда они прощались две недели назад. - И по Харви. - Он пинает ногой запорошенной снегом булыжник.

- Он был... Я не знаю, как выразить это. Я просто чувствую себя потерянным без него. - Харви был Клипперу как отец. Вот, что он имеет в виду. Я знаю это, как и все остальные из нашей команды. Это до боли, очевидно.

- По крайней мере, у тебя есть я, - предлагаю я. - Я именно тот, кто мчится за тобой каждый раз, когда ты уходишь. Это должно что-то значить, верно?

Он смеётся. Звук короткий и прерывистый. Он больше похож на фырканье, чем на что-то ещё.

- Давай. Все ждут.

Клиппер выпрямляется и кидает последний взгляд на бесконечный лес.

- Вы же знаете, что я никогда не брошу вас, парни, верно? Иногда мне просто нужно немного пространства.

- Я понимаю.

- Но ты всегда идешь за мной.

- Это заставляет моего отца чувствовать себя лучше. Мы потеряемся без тебя, и как наш командир, он будет спать лучше, зная, что ты не сбежишь.

Клиппер нахмуривается

- Я мог бы испугаться, но я не трус. - Он сжимает в руках навигатор и прижимает его к груди, когда мы направляемся к лагерю. В последнее время Клиппер проводил слишком много времени, глядя на эту штуку. Я начал думать, что он верит, будто Харви где-то здесь, ожидает его в заснеженном овраге, для чего Клипперу требуется только ввести правильные координаты в навигатор.

Хотя в последнее время мой отец и гонит нас изнурительным темпом, лагерь не кажется разбитым, когда попадает в поле зрения. Палатки такие же яркие, как трава, припорошенная снегом, от костра поднимается тонкая струйка дыма, уходящая ввысь сквозь ветки дерева. Ксавье и Сэмми собирают свою палатку с мёрзлой земли, но все остальные столпились вокруг Сентября, обычной девушки, которая в свои двадцать достаточно милая, что, правда, на первый взгляд не определишь. Она раздает крупу на завтрак. Это была наша еда с тех пор, как мы отправились в путь. Крупа на завтрак, какое-нибудь мясо, которое мы добудем в течение дня на ужин и небольшой отдых между ними.

Бри первая замечает нас с Клиппером. Она одаривает меня широкой и наглой улыбкой. Она ей идет, да можно сказать даже освежает, из-за того, что она всегда хмуриться. Она толкает локтем стоящую рядом с ней Эмму, в натянутой на волнистые волосы шерстяной шапочке. Даже издалека я слышу энергичные слова Бри.

- Они вернулись. Я же говорила тебе не волноваться.

Эмма посмотрела на нас и робко подняла руку в знак приветствия. Я не поприветствовал в ответ. Я хотел бы простить ее, но не могу. Она так быстро нашла мне замену, когда нам пришлось расстаться в начале этого года - я бежал от Франка, а она застряла под его наблюдением в Таеме. Мы просто движемся вперед, как будто то, что у нас было, было бессмысленным, как если бы мы никогда не говорили о птицах и парах и не отстаивали то, что казалось правильным. Я знаю, что глупо держать обиду, но я никогда не умел прощать. Я никогда не был в состоянии закрыть глаза на ошибки или держать язык за зубами, или вообще быть сдержанным. Я не мой брат.

Клиппер побежал вперед, чтобы схватить стакан крупы у Сентября, а мой отец крикнул мне через весь лагерь:

- Что-то ты очень долго!

- Ветер замел его следы, - солгал я. Я не хотел признаваться в том, что, как и Клиппер, я, будучи в одиночестве, пережил мгновение слабости в лесу. Что я останавливался, обдумывая все происходящее: жестокость того с чем мы сталкиваемся, и о том, каким унылым было наше путешествие до сих пор.

Мой отец проглатывает ложку завтрака и прищуривается, глядя на Клиппера.

- Я не хочу, чтобы это повторилось, Клэйтон. - Вся команда замерла, когда услышала настоящее имя Клиппера. - Мы теряем время всякий раз, когда ты прогуливаешься. Грею приходится искать тебя. Мы все должны ждать. Мы не можем позволить себе такие задержки - не сейчас, когда мы можем провалить нашу операцию в любой момент.

Всего спустя три дня после того, как мы покинули Долину Расселин - штаб Повстанцев, Райдер сообщил нам по рации, что один из наших соратников попал в руки врага. Мы сейчас вне зоны действия связи, и не имеем возможность узнать какую-либо информацию или получить новые приказы, если таковые имеются. Однако нам приходится достаточно часто оглядываться назад во время нашего похода. Страх - уродливая штука, преследующая нас.

- Пора тебе уже вести себя как солдат, - добавил отец, указывая подбородком на Клиппера. - Ты слышишь меня?

- О, полегче с ним, Оуэн,- сказал Ксавье, укладывая свою свернутую палатку на дно сумки. Это напомнило мне, как он учил меня охотиться в Клейсуте: он складывал свое снаряжение, чтобы было для меня сигналом следовать за ним в леса. - Он всего лишь ребенок.

Клиппер нахмуривается, очевидно, не соглашаясь с тем, что мальчик тринадцати лет «всего лишь ребенок».

Сэмми прекращает возиться со своей сумкой.

- Да, он просто незрелый, никчёмный, безмозглый компьютерный гений, который может взять любое оборудование и заставить его выполнять приказы. И кстати: Клиппер, ты можешь изготовить машину времени, чтобы мы могли сразу добраться до Команды А? Мои пальцы скоро отвалятся, и я действительно мог бы извлечь выгоду из ускоренного графика.

В группе раздается легкий смех. Я познакомился с Сэмми за игрой в дартс в Долине Расселин, но только на этом задании я действительно узнал его. Он добродушен, бесконечно саркастичен, с острым чувством юмора. То, что надо, чтобы отвлечься.

- Все мы знаем, что тебе холодно, Сэмми, - серьезно сказал мой отец.

- Мне не просто холодно, я замерзаю, - ответил он, борясь с шапкой, съезжающей с его светлых волос. - И только подумайте, что этот ветер делает с моим лицом! Как я собираюсь закадрить какую-нибудь девчонку, когда у меня такие обветренные щеки? - Он хлопает по ним ладонями.