Сергей Павловский - Коготь химеры

Сергей Павловский


Коготь химеры

ЗОНЫ И СТАЛКЕРЫ


Зона… Зона Посещения, Зона — губительница жизней и место, откуда стали распространяться по миру удивительные артефакты — изделия неизвестного предназначения, созданные неизвестной цивилизацией.

Так было вначале. Такой Зона, вернее, одна из шести Зон Посещения, появилась на страницах «Пикника на обочине» (1972) — великолепной повести, принадлежащей перу братьев Стругацких. Она раскинулась на десятках квадратных километров и представляла собой практически руины: городские кварталы, здание завода, карьер, пустынную равнинную местность и горы. Зона стала загадочным и далеко не безопасным хранилищем аномалий, в том числе и различных «ловушек», опасных для человека. Расположение аномалий в зоне постоянно менялось, несмотря на то что в присутствии человека Зона казалась «статичной». У Зоны были четко очерченные границы — никакие аномалии никогда не пересекали их. Повышенного электрического, магнитного, радиационного фона в Зоне не наблюдалось. Сталкеры — те, кто входит в Зону в поисках «хабара», ориентировались в ней благодаря своим чрезвычайно развитым рефлексам, интуиции и сверхчувствительности.

«Хабаром» же Стругацкие назвали то, чем была богата Зона, — артефакты, имеющие удивительные возможности и, вероятно, могущие принести какую-то пользу их обладателю. За артефакты платили щедро — более чем щедро, и платили, конечно, на черном рынке…

По книге Стругацких Андрей Тарковский снял удивительный по силе фильм «Сталкер» (1978).

Когда же в 1986 году перед Первомаем прогремел взрыв четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС, фантазия обрела плоть — Зона Посещения превратилась в Зону Отчуждения, зараженные городские кварталы опустели, а отчаянные ученые, во что бы то ни стало желающие понять, что именно произошло в ту апрельскую ночь, стали настоящими сталкерами.

Вымысел стал реальностью, и эта новая реальность вновь будит воображение.

И роман «Коготь химеры» Сергея Павловского — тому подтверждение. Он родился на основе, на пересечении и книги Стругацких, и игры S.T.A.L.K.E.R., и все три культурных объекта, безусловно, дополняют друг друга.

По Зоне Павловского все так же рыщут сталкеры в поисках все того же хабара, и она по-прежнему охраняется военными. Но появились и новые черты — Зона разрастается, подгребая под себя все новые территории и превращая обитателей этих территорий — безобидных одичавших кошек и собак, быков и свиней — в настоящих монстров, наделенных, что самое ужасное, разумом, в котором нет даже легкого намека на гуманность. Конечно, человечество пытается избавиться от напасти. И делает это, как всегда, силой тупого оружия, укладывая в грязь Зоны десятки и сотни мальчишек, вообразивших себя защитниками цивилизации.

И еще… Впервые Зона, дотоле всегда соперница сталкера и человека, становится его союзницей. Вернее, она вынуждена стать ею, чтобы защитить саму себя. Из вороватого врага Зоны в ее друга превращается и сталкер — спасенный химерой, нанятый контролерами для выполнения невыполнимой миссии и выполнивший эту миссию не столько благодаря золоту и порождениям Зоны, сколько благодаря выучке, которую Зона подарила человеку.

Было бы неразумным утверждать, что «Коготь химеры» является литературным открытием. Нет! Но книга, которую читатель держит сейчас в руках, — безусловно, замечательный образец настоящей фантастической литературы: умный и мудрый, чуточку грубый и временами натуралистичный, но при этом глубоко человечный. Образец, вполне достойный называться подлинным продолжением «Пикника на обочине». Автор которого, вне всякого сомнения, вполне достоин называться Учеником великих Учителей.


ГЛАВА 1


— Что ж, давай, убивай! — Док устало снял разбитый бронешлем с головы, сорвал пустой рюкзак и АКМ 5-45 с плеча и с вызовом уставился в желтые глаза химеры. Глаза? Два ярко-желтых пятна с узким черным зрачком-курсором.

Серое облако, в центре которого светились желтые пятна, материализовалось: четыре лапы, голова с плоской мордой, нечто, напоминающее хвост, — все, как у обычного млекопитающего.

«Крупная, — машинально отметил Док. — Это хорошо… Смерть будет мгновенная и безболезненная… Наверное, почти… безболезненная…»

— Что же ты медлишь? — Он досадливо сморщился. — Убивай!

По сути, Доку было абсолютно безразлично, добьет его химера сейчас или оставит на закуску в качестве мясных консервов. Он шел в ее логово, чтобы добила. Умирать придется — это Док понимал совершенно ясно и отчетливо.

Шлем треснул. Но громадное спасибо ему, шлему, — выдержал прямое пулевое с дистанции тридцать метров. Бронепластины комбинезона сорваны и покорежены пулевыми и осколочными попаданиями как минимум в десяти местах. ПДА[1] разбит вдребезги. Сквозное пулевое ранение правого плеча. Ранение не смертельное, поскольку плечевая артерия не повреждена и кость не задета, но кровищи натекло изрядно. Плюс контузия. Да, он оторвался от военных — но недалеко. Боезапас? Последний рожок в автомате и вакидзаси[2] за голенищем. Смешно… Продукты и вода? Абсолютный ноль. Осталась только аптечка с двумя последними ампулами комплексного противошокового препарата и одной таблеткой стимулятора.

А идти куда? Справа — Гнилое болото. Прямо — Рыжий лес. Слева — логово химеры. Где-то там, на болоте, обитает коллега — Болотный Доктор. Кто его видел и как до него добраться? Из Рыжего леса еще никто не возвращался. Главное, нет ни сил, ни желания куда-то идти. Он выбрал смерть. Почему химера? Док не знал. Его разум, уже затуманенный и усталый, работал вяло и тупо. Будь Док при полной памяти и трезвом уме, он бы назвал свой выбор патологическим. Но сейчас…

«Жарка? Карусель? Никто из побывавших в них не поделился впечатлениями от пережитого. Зубы омерзительной болотной твари? Брр… Рыжий лес, кишащий кровососами? Нет! Химера — тварь чистоплотная и педантичная. Вжик — и все. И череп твой аккуратно выложен на обочине тропинки — чем не кладбище или надгробный памятник? Вон сколько их, черепков, уже отбеленных временем, да и свежих — с розоватым оттенком».

— Ты долго будешь думать? — Док скрипнул зубами от боли, пронзившей раненое плечо, и вдруг совершенно явственно и четко в голову пришло нечто. То ли приказ, то ли приглашение, то ли черт знает что! Только он понял, что должен зайти в логово.

— Решила-таки сохранить меня в качестве консервов? Ну и хрен с тобой! — Док пнул ненужный шлем, но подцепил с земли рюкзак и АКМ. Химера мягко и непринужденно отодвинулась в сторону, освобождая проход. Док гордо задрал голову и невозмутимо проследовал мимо — вернее, протащился.

Лаз в логово был достаточно широк и высок, чтобы пройти в него, низко склонившись. Что Док и сделал. Странно, но внутри логово было подсвечено мягким зеленоватым сиянием. Док огляделся и понял, что странное сияние исходит от сваленных в углу древесных гнилушек. В целом же жилище твари можно было смело назвать благопристойным. Просторное, с гладкими стенами, сводами и утоптанным земляным полом. Идеально чистое. Даже воздух свеж и приятен — никаких миазмов. «Только паркета не хватает», — отметил Док, к которому вдруг вернулось врожденное чувство юмора.

Он без церемоний занял место в дальнем углу логова, просто рухнув безвольным мешком на пол. Опустил веки на мгновение и тотчас их поднял. Трехметровое тело грациозно скользнуло внутрь пещеры, непринужденно улеглось в противоположном углу и обратилось в зеленоватое облако с двумя желтыми пятнами. Док не почувствовал никакого пси-воздействия, но в то же время у него появилось ощущение, будто легкий ветерок пригладил волосы и проник под черепную коробку эфемерной волной.

— Отвали. Я устал, я очень хочу спать. — Док вяло отмахнулся и снова смежил веки.

Формально он был прав. А по существу — свинство. Не стоило затевать ссору с Барменом. Бармен — хороший хозяин, хороший бизнесмен, хороший (в прошлом) сталкер. Двинутый, в конце концов, как и все они, сталкеры, и бывшие, и нынешние. Да! С одной стороны — эксплуатировал жестко, но не нещадно. С другой — давал кров, пищу, боеприпасы. К Доку же вообще, как и все сталкеры, относился уважительно. Почтительно, можно сказать. А все водка. Проклятая водка.

Развлечений в Зоне немного. В карты перекинуться, нажраться до изумления, ну и подраться, чтобы потом распить мировую. Карты Док не одобрял, драться с ним желающих не находилось — крайне рискованное занятие. Вот и напился. Добро бы, просто напился и тихо заснул на сетчатой коечке в прибарном «отеле» «Мечта сталкера». Нет! Полез с правдой к самому хозяину. Законы в Зоне хоть и не писаны, но существуют и работают эффективно — не то что во Внешнем Мире. Док нарушил один из главных законов Зоны — Закон гостеприимства.